Правила душевного здоровья. Правило третье — продолжение. Убийца собственной тёщи

Статья седьмая. Из книги Рава Замира Коэна "Ключи жизни"
Предыдущая статья: Правила душевного здоровья. Правило третье.   Терпимость и снисходительность к промахам окружающих

И даже в тех случаях, когда поведению человека невозможно найти оправданий, посторонний наблюдатель должен сказать себе: «Я ведь не пророк, чтобы знать, что в точности произошло или не произошло. Кто я такой, чтобы судить о нём плохо? Ведь этот человек до сих пор считался порядочным, таким он и останется в моих глазах».

Следует подчеркнуть, что все сказанное относится к случайному  наблюдателю, у которого нет оснований для точного суждения. Мы не имеем в виду, что человек, страдающий от притеснений и несправедливости, должен смириться и страдать, потому что от него требуется судить ближнего в лучшую сторону. Понятно, что каждый вправе защищать себя от посягательств, обид и оскорблений. Однако возможно, что размышление о мотивах притеснителя наведёт вас на мысль, что он, наверное, сам страдает от психических травм или виной всему его сложный характер, который ему не удалось исправить, и сам он – также его жертва.

Попытайтесь предположить что-либо  подобное, и тогда вы иначе воспримете оскорбления, и ваш обидчик вызовет у вас чувство жалости и сострадания, вместо ненависти и неприязни. В таком случае вы будете судить лишь о его действиях, но не о его личности. Это достаточно тонкое отличие, но его необходимо почувствовать, поскольку оно принесёт вам утешение и вернёт покой.

Мог судить в лучшую сторону, а приговорил к смерти.


Преподаватели Иерусалимского хейдера  «Эц Хаим»  обратили внимание, что один из учеников регулярно тратит весьма значительные суммы денег. На вопрос директора школы, раввина Нисана Аарона Тикочинского:  «Откуда у тебя эти деньги?» – ученик отвечал отговорками: «Я скопил, я нашёл и т.п.»

Директор обратился к раввину Арье Левину, которого в этом хейдере считали духовным наставником. Реб Арье пригласил мальчика для беседы, и когда ребёнок пришёл к нему, он принял его с любовью, с улыбкой на лице, взял его руку в свои ладони и сказал: «Я знаю тебя давно. Я знаю, что ты не способен на ложь. Поэтому открой мне, откуда у тебя так много денег? Ты знаешь, деньги – все хотят их… Я тоже желаю денег, у всех нас есть слабость к деньгам… И все мы иногда позволяем себе не самый праведный путь к ним…  Если ты скажешь мне правду, тебе простится. Ведь сказано: «Кто сознаётся в грехе и оставляет грех, тот будет прощён».

Эти слова, сказанные тепло и доброжелательно, спокойным, тихим голосом, открыли сердце мальчика, и он признался, что время от времени берёт деньги из отцовского кошелька и прячет их…

 

Директор вызвал отца мальчика, рассказал ему о признании сына и попросил простить его. Отец ребенка возмутился: «Вы подозреваете моего сына?! Он – праведник! Наверняка он где-то нашел кошелёк с деньгами и тратит их, но чтобы он украл?!»

Тогда директор попросил его пройти в кабинет Арье Левина, и реб Арье  повторил отцу то, что услышал от сына. Поражённый отец ребенка рухнул на пол и закричал: «Горе мне, я убил свою тёщу!» Присутствующие пытались успокоить его, но он продолжал рыдать и причитать: «Горе мне! Что я сделал, я – убийца!» Никто не понимал смысла его слов и его рыданий.

Реб Арье протянул ему стакан воды и обратился со словами утешения. Постепенно успокаиваясь, отец поведал следующую историю: «В последнее время я стал замечать, что временами из моего кошелька исчезают значительные суммы.

Моё подозрение пало на тёщу, которая жила с нами, и я позволил себе употребить в её адрес весьма резкие высказывания. Тёща обиделась, сказав, что я подозреваю невиновных…  А деньги продолжали пропадать. Тогда я сказал жене: «Мы должны положить этому конец. Наш маленький сын – невинный ребенок. Тебя я не подозреваю. Значит, это твоя мать, больше некому… Ты должна решить: или она, или я. Если она не оставит наш дом немедленно, то из дома уйду я…»  В семье возникла напряженная атмосфера, и жена была вынуждена поместить свою мать в дом престарелых. На следующий день моя тёща умерла… Горе мне, что я сделал?! Как смогу я смотреть в глаза жене?!»

 

Реб Арье с трудом успокоил безутешного отца, посоветовав ему на могиле тёщи просить её прощения за несправедливые подозрения. Он также обещал, что поговорит с его женой и убедит её  не хранить зла из-за того, что случилось с её матерью. Реб Арье много раз беседовал с супругами и много сделал для того, чтобы ослабить напряжение между ними, пока они не помирились…

автор текста: Рав Замир Коэн