Чем наша вера отличается от веры в идолов?

Извините за детский вопрос. Понятно, что все евреи отлично знают, чем их вера в Творца отличается от прочих вер – в том числе от поклонения идолам.

Но вот я о себе такого не скажу: мне такое отличие отнюдь не кажется очевидным. Сейчас объясню.

На последнем уроке  из цикла "Еврейское поведение" речь шла о щедрости. А точнее о том, что давая другим людям, надо давать от всего сердца, – имеется в виду цдака и прочие заповеди, когда мы кому-то помогаем.

И вот, посреди урока, который назывался, кстати, "Даем больше чем надо", пошел такой текст (привожу натурально в записи со звука):

Что движет евреем Торы, когда он увеличивает свою помощь другим евреям? Ответ: он выполняет свою задачу, а именно – прилепляется, приклеивается к Творцу. По-русски это звучит жутко. Но это так. Поэтому сейчас объясню.

Начну с абстрактного вопроса (вот, где собака зарыта!):

Чем вера еврея в Всевышнего отличается от веры другого человека, скажем, в Будду или просто другого бога (Перун, Тецкатлипок, Дамбала и пр.)?

Если вы зададите этот вопрос своим знакомым, то многие скажут, что все отличия – в каване, в некотором внутреннем представлении. Они обращаются к идолу, а мы – к Царю царей всего мира, к Творцу.

Но я не об этом спрашиваю. Мне интересно: как мы обращаемся? чего мы просим? (Понятно, что это всего лишь наводящие вопросы.)

Отвечают: ну как – чего просим? Просим помощи себе и людям, всему еврейскому народу! Здоровья там, мира, чтобы дети хорошо учились, чтобы год был счастливым. У нас много просьб. Например, в Шмонэ-Эсрэ.

Я сопротивляюсь: и мы просим, и буддисты, и прочие люди. Любой идолопоклонник просит того же: помощи себе и соплеменникам. Или даже всему человечеству. Вы конкретно отвечайте: чем наши просьбы отличаются от их просьб?

Продвинутые говорят: мы не только просим, мы еще благодарим Его.

Я: И они благодарят своих истуканов богов. Если те исполняют их желания.

Мой воображаемый собеседник: я знаю, чем мы отличаемся от них. Мы Его признаем, а они Его не признают!

Я (проявляя предельное упрямство): они вам скажут то же самое.

- А мне все равно, что они скажут!

- Это не тот ответ, который я прошу.

- Позвольте мне! (Кто-то новый из заднего ряда рвется к микрофону.) Я знаю, в чем отличия.

- Ну?

- В том, что у нас есть Книга!

Общая поддержка и даже аплодисменты. Я, чтобы не испортить всем праздник, соглашаюсь: абсолютно верно. И что в той Книге написано по поводу нашего от них отличия?

Тут я понимаю, что всем становится скучно со мной – и приходится давать ответ.

Вот он, мой ответ:

- Они просят, чтобы идол сделал им то, чего они хотят. Мы просим, чтобы Ашем сделал нам то, чего Он хочет нам сделать.

Т.е., я могу просить здоровья, счастья, денег – но Он даст мне только то, что мне нужней всего. Иногда нашлет болезнь – чтобы я исправился – или научился преодолевать трудности – или понес наказание – или научился молиться. Иногда даст мне нищету или другие испытания и скажет, что, преодолев их, я стану сильнее и мне по плечу будут более серьезные испытания – и т.д. Но все эти испытания мне жизненно необходимы.

Я прошу у Него конкретных вещей – но готов принять все, что мне положено – то, что для меня лучше всего – даже если мне это больно и неприятно.

А идолопоклонники хотят только одного – исполнения их желаний.

Вот в чем разница.

[И даже буддисты: они хотят выйти из мира воплощений и рождений – хотят нирваны – полного слияния с Буддой, полного небытия. Они хотят, чтобы исполнилось это их "нирванное" желание!]

Короче говоря, мы хотим, чтобы исполнились Его желания. (Это только фигура речи – ибо у Него ни в чем нет недостатка.)

Это и называется двикут, прилепиться к Всевышнему.

Так вот! Прилепившись к Нему, мы становимся частью Его. Он помогает людям, а не Себе – значит, и мы должны помогать людям в бо?льшей степени, чем себе!

Вот и вся теория о сердечной щедрости и о том, что, давая, надо стараться дать больше.

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus