Дрейдл (савивон) и обычай в Хануку играть в волчок

Существует древний обычай в Хануку играть в волчок, называемый на идиш «дрейдл», а на иврите – «савивон». Он сохранился до наших дней, несмотря на то, что очень многие раввины последних поколений запрещали азартные игры как в Хануку, так и в другие дни года, объясняя, что свидетельство игроков не принимается в раввинском суде («Питхей Тшува» часть 6, глава 570, параграф 4). Однако игра с волчком в Хануку не была запрещена. Этот обычай укоренился и принят повсеместно.

 

Его история берет начало во времена Хашмонаев. Тогда греки запрещали евреям учить Тору, делать обрезание и праздновать начало нового месяца. Приходилось прятаться и проводить тайные уроки, скрываясь от преследований. Евреи, собираясь на урок Торы, брали с собой волчки, и когда во время учебы вдруг являлись с проверкой, играли, делая вид, что собрались вместе для развлечений.

А в двадцатом веке в Европе и странах Востока, когда евреи не могли устанавливать ханукию у входа в дом или во дворе из-за преследований и погромов, им приходилось зажигать свечи на столе только в присутствии членов семьи. Тогда было важно, чтобы дети видели зажженный светильник и как бы становились свидетелями ханукального чуда. А чтобы малыши не уснули, с ними играли в «дрейдл».

Это история, но суть обычая намного глубже.

 

Четыре буквы — четыре изгнания

    Гимел – это физическая природная сила, она символизирует персидское изгнание, когда Ахашверош и Аман хотели физически истребить еврейский народ.
    Шин – это мудрость, свет познания, это символ греческого изгнания, когда греки поработили еврейский народ только при помощи «ослепляющего света» культуры и образования.
    Нун – это духовные силы, соответствующие вавилонскому изгнанию, когда вавилоняне разрушили Первый Храм. Символ его – всё, что в Торе названо Вершиной (творения), как, например, изучение Торы или содействие тем, кто учит Тору.
    Эй – это объединяющая сила, состоящая из трех предыдущих и позволяющая человеку правильно использовать их все вместе. Она соответствует нашему последнему изгнанию среди потомков Эдома (т.е. наследников и преемников Римской империи). Это изгнание самое длинное, и оно само делится на три изгнания: разрушение Храма, физическое уничтожение в средние века и духовное порабощение сегодняшнего дня.

Поэтому в Хануку есть обычай сразу после зажигания свечей играть с ханукальным волчком.

 

Палочка сверху — евреи, а рука — Б-г

Палочка, за которую крутят волчок, напоминает букву Вав, символизирующую еврейский народ и грядущее избавление, а рука, вращающая волчок, Всевышнего. Когда волчок «танцует», буквы на его гранях невозможно различить, они стираются, явными остаются только евреи и Всевышний.

Почему же в Хануку мы крутим волчок за палочку наверху, а в праздник Пурим вращают «рашан» – пуримскую колотушку, держа за ручку снизу?

В Пурим нас хотели уничтожить физически, всех в один день, и тогда царица Эстер и её дядя Мордехай объявили трёхдневный пост, во время которого даже дети, не достигшие совершеннолетия, плакали, постились и молились. Поэтому спасение пришло как бы «снизу», в результате раскаяния еврейского народа.

В Хануку нас хотели уничтожить духовно. А за духовные ценности надо сражаться с оружием в руках. Война с греческой культурой (в наши дни релевантнее говорить о европейской культуре) не закончена – она, можно сказать, в самом разгаре, праздник Ханука – напоминание об этом. Чудо со свечами храмового светильника пришло как бы сверху, для того чтобы помочь нам победить в последней и основной битве с греками, как писал рав Эльханан Вассерман, благословенна память о праведнике, незадолго до гибели от рук нацистов в девятом форте возле литовского горда Каунас (Ковно). В его книге, посвященной временам перед приходом Мошиаха, написано: «Наше время отличается от времён Хашмонаим лишь только тем, что у нас нет Маккавеев, способных встать и сражаться с эллинизмом и ассимиляцией!» Причина, по которой евреев преследуют беды и несчастья, заключена внутри нас самих. Имя ей ассимиляция и безразличие к еврейской традиции, нежелание что-либо менять в себе.

Греческая культура всегда придерживалась основного правила: неважно, кто ты по сути своей, главное, чтобы внешне ты выглядел красиво. Поэтому греческое «изгнание» не пришло на нас с мечом и огнём, они не стали уничтожать Храм и порабощать, силой изгонять с насиженных земель. От евреев требовались только «политкорректность» и открытость новым взглядам и идеям. Именно поэтому мудрецы Талмуда называют этот период в еврейской истории «греческой тьмой», так как эллинизм «ослепил глаза евреев».

Рав Шимшон Пинкус вспоминал открытие первого кинотеатра в Ковно (Каунас). Вокруг здания зажгли такое множество электрических лампочек, что, по рассказам очевидцев, «ночью было так же светло, как днём». Рав Борух Берл (последователь рава Хаима Соловейчика) шел со своими учениками из ешивы и сказал, увидев это: «Вы знаете, почему тут так светло? Потому что тут темнее всего!» Рав Пинкус, заканчивая эту историю, от себя добавлял, что сильный свет, бьющий прямо в глаза, ослепляет.

 

Четыре типа евреев

Чтобы понять суть этой мудрой фразы, давайте посмотрим на реакцию евреев на наше изгнание. Она прекрасно продемонстрирована в Пасхальной Агаде, где описываются четыре сына – прообразы разных еврейских типов личности.

    Праведники хотят понять требования, предъявляемые Всевышним к ним на пути к избавлению.

2. Воинствующие безбожники яростно отрекаются от Всевышнего и пытаются своими силами переделать мир. Они объявляют непримиримую войну мудрецам Торы, пытаясь, в первую очередь, доказать себе, а потом и другим, свою правоту. Однако, как бы далёко не ушёл еврей от Торы, всё время, пока ему небезразлично его еврейство и судьба еврейского народа в целом, он небезнадёжен. Именно потому цель всей Агады – направить его на правильный путь.

3. Третий тип – простак, но не надо его путать с праотцом Яковом, так как «простота» нашего праотца была только внешней оболочкой его колоссальной мудрости. Однако простак из Пасхальной Агады, к сожалению, не такой. Он настолько погряз в материальном мире изгнания, что ему даже тяжело задать вопрос, и единственное, что он может из себя выдавить, это восклицание недоумения. Однако разобраться в заповедях и путях Всевышнего он не в состоянии, хотя малая искра святости все же осталось в его загрубевшей душе. Именно она заставляет его иногда просыпаться от тяжёлого сна изгнания и, осмотревшись вокруг, с недоумением спрашивать: «Что это? Где мы? Что с нами происходит?»

4. Самый тяжёлый, практически неисправимый тип – это не умеющий спрашивать, а вернее, тот, кто не хочет ничего знать ни о себе, ни и о еврейском народе. Ему даже неинтересно спрашивать в форме отрицания, как это делает «сын-злодей». Он абсолютно безразличен ко всему, что касается евреев и иудаизма, так как полностью ассимилировался и прирос к окружающей среде. Однако и к нему обращается агада со словами: «Даже ему ты открой и расскажи о законах Торы и выходе из Египта».

К какому же из этих четырех классических типов личности можно отнести сегодняшних евреев? Для нас сегодня, как говорит рав Ехиэль Якобсон (крупнейший специалист по воспитанию), характерно желание получить всё и сразу, здесь и сейчас. Причем в самом лучшем виде и за минимальную цену, разумеется. По его мнению, (и с ним согласны такие ведущие раввины, как рав Яаков Каменецкий (Стайплер), рав Шломо-Залман Ойербах, рав Шах и рав Эльяшив) сегодняшнее поколение похоже на поколение времён Потопа, поэтому наша главная задача состоит в том, чтобы сделать выбор: служить Всевышнему или нет.

По этому принципу можно также выделить четыре группы людей – это те самые «4 сына», о которых я упоминал выше, и каждому из этих четырёх соответствует буква на ханукальном волчке.

    Те, кто верой и правдой служат Всевышнему. Это праведники поколения, их всегда очень мало. И это, разумеется, буква «Эй», символизирующая духовную цельность и гармонию всех трёх сил в человеке.

    Те, кто искренне считает себя атеистами, но и таких, слава Б-гу, стало значительно меньше по сравнению с предыдущими поколениями. И это буква «Гимел», символизирующая стремление к материальным ценностям, как к смыслу и основе жизни.

    Те, кто готов служить, но… в специально oтведенное для этого время. А потом жить в соответствии с возможностями, целями и планами, которые зачастую в корне отличаются от целей и путей Всевышнего. Таких сегодня очень много. И это буква «Нун», символизирующая высокие духовные порывы и стремления тех, кто ещё не дошёл в своём духовном развитии до цельности и гармонии праведников.

    Те, кто разумом понимают, что надо как-то служить Всевышнему, но, увы, готовы к этому только на словах. «В делах своих», по образу жизни и мировоззрению, они совсем не отличаются от атеистов. (И таких сегодня большинство, так как именно в этом и состоит основное испытание нашего поколения.) Это буква «Шин» – символ «ослепляющего света» культуры и образования, упомянутого равом Борухом Берлом.

 

Всегда есть шанс вернуться

Но наши мудрецы утверждают, что у каждого есть «возможность исправиться», ее дарует Всевышний всем евреям. Даже тому, кто единственный раз в году в Йом Кипур пришел в синагогу, чтобы произнести молитвы этого дня в миньяне и молить Творца о прощении. Б-г обязательно услышит его и даст в новом году новую возможность вернуться к еврейскому образу жизни. Поэтому на вершине волчка буква Вав – символ Творца. Рука, заставляющая волчок «танцевать», «стирает» все буквы, объединяя еврейский народ в раскаянии и возвращении к Творцу.

Конечно, возвращение – это непростая дорога. Рав Якобсон говорит, что каждый человек в жизни вынужден менять свой образ в виду сложившихся обстоятельств, внутренне перестраиваться. Каков оптимальный вариант такой перестройки? Использование положительной мотивации, которая бы помогла реально изменить образ жизни, разбудив и избавив от безразличия душу, придав обыденности новый смысл. В молитве «Шма, Исраэль» мы говорим: «… и положишь эти слова на сердце твоё».

– Почему на сердце, а не в сердце? – спросил Ребе из Коцка. Его объяснение состоит в том, что сердце человека практически всегда закрыто на замок от всего нового и непривычного. Туда почти невозможно попасть, так как оно очень консервативно. Но бывают минуты откровения, когда сердце и душа готовы принять и осознать новое, чтобы измениться к лучшему. Мудрецы Торы советуют запоминать услышанное где-либо правильное понимание «путей Всевышнего», чтобы в момент душевной открытости эти знания вошли в сердце, став частью нас самих, и изменили бы нашу жизнь в лучшую сторону. Дни Хануки – подходящее время.

И мы вертим ханукальный волчок, как ключ в замочной скважине нашего сердца!

Из статьи «Смысл Ханукального Волчка», была опубликована в журнале «Мир Торы», выпуск №1(36)

автор текста:  рав Гециль Оффенгенден

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus