Как происходила служба первосвященника в Йом Кипур?

Ежедневная служба

Утром в Йом Кипур после рассвета первосвященник окунался в микву. Затем он надевал золотые одежды и освящал свои руки и ноги.

После этого он совершал все те виды храмовой службы, которые проводились ежедневно: он приносил жертву тамид, совершал ежедневное воскурение (кторет) и зажигал менору.

После этого первосвященник приносил жертвоприношения мусаф — одного тельца и семь ягнят для олы[1].
Смена «золотых» одежд на «белые»

    Льняное платье из священного наденет он, и льняное нательное платье будет на плоти его, и поясом льняным препояшет себя, и льняным головным повоем повяжет себя — одеяния из священного это; и омоет водою тело свое, и наденет их.

Для проведения службы в самом Храме следовало поменять одежду на «белую». Для этого первосвященнику было необходимо снова окунуться в микву[2]. Он окунался в микву на крыше «Дома Парвы», и надевал «белые одежды».
Первая исповедь над тельцом

    И доставит Аарон тельца очистительной жертвы, который ему (принадлежит), и совершит искупление за себя и за свой дом.

Первосвященник подходил к своему тельцу, который стоял в северной части храмового двора между Храмом и жертвенником, опирал обе свои руки о него и исповедовался о своих грехах и грехах его дома (т.п. его семьи)[3].
Бросание жребия

    И возьмет двух козлов, и поставит их пред Господом у входа в шатер собрания. И возложит Аарон на обоих козлов жребии: один жребий — «Господу», и один жребий — «Азазелу». И доставит Аарон козла, на которого выпал жребий «Господу», и назначит его очистительной жертвой. А козел, на которого выпал жребий «Азазелу», будет поставлен живым пред Господом, чтобы искупление совершить на нем, отослать его к Азазелу в пустыню

После того как первосвященник исповедовался в грехах этим тельцом, он шел на восточную часть храмового двора. Там стояли два козленка и специальная урна, в которой было два жребия. На одном жребии было написано: «для Бога», и на одном: «для Азазеля».

Первосвященник двумя руками вынимал жребии из урны; один — правой, а другой — левой. Лишь вынув жребии, первосвященник смотрел, который из них попал в его правую руку, а который — в левую. Эти жребии он клал на двух козлят — жребий, попавший в правую руку первосвященника, он возлагает на козленка, стоящего от себя справа от него, а жребий, попавший в его левую руку, он возлагал на козленка, стоящего слева от него. Первосвященник привязывал полосу алой шерсти к голове козленка, отсылаемого на Азазель, переплетя ее между рогами, и ставил его возле тех ворот, через которые козленка должны были вывести, чтобы отослать его на Азазель.
Вторичное исповедование

    И доставит Аарон тельца очистительной жертвы, который ему (принадлежит), и совершит искупление за себя и за свой дом, и заколет тельца очистительной жертвы, который ему (принадлежит).

Привязав на козлят полосы алой шерсти, первосвященник шел к своему тельцу и исповедовался, возложив руки на его голову, вторично — на этот раз уже в грехах своих братьев-коэнов. Произнеся исповедь, первосвященник зарезал теленка и принял в специальный сосуд (мизрак) его кровь и отдавал его коэну, который постоянно перемешивал ее, чтобы она не свернулась[4].
Воскурение

    И возьмет полную угольницу горючих угольев с жертвенника пред Господом и полные горсти тонкого курения благовонного, и внесет за завесу. И положит курение на огонь пред Господом, и укроет облако курения покрытие, которое на свидетельстве, и он не умрет.

Первосвященник брал специальный совок для воскурения и поднимался на верх «внешнего» жертвенника (жертвенника, стоящего во дворе храма). Он брал в совок горящие угли и спускался с жертвенника. Первосвященник клал совок с пылающими углями на четвертый ряд мраморных плит и оставлял его временно там (до тех пор, пока не наберет полные пригоршни смеси благовоний и не пересыплет ее в специальный ковш).

Из палаты, где хранилась храмовая утварь, выносили пустой золотой ковш, а из палаты Автинаса выносили совок, полный мелко-мелко истолченной смеси благовоний. Первосвященник зачерпывал полные пригоршни смеси благовоний из этого совка и высыпал внутрь ковша. Он поднимал совок с углями с четвертого ряда плит пола двора и брал его в правую руку, а ковш с благовониями — в левую. И так он направлялся в Святая Святых. Когда первосвященник достигал ковчега, он клал совок с углями меж двух шестов, брал из ковша смесь благовоний в свои пригоршни и высыпал ее из них на угли.

Первосвященник выжидал, пока наполнится помещение дымом и выходил из Святая-Святых. Во внешнем зале он произносил краткую молитву.
Служба с кровью теленка

    И возьмет от крови тельца, и покропит перстом своим к востоку (обращенную сторону) покрытия, и перед покрытием покропит семь раз от крови перстом своим.

После завершения воскурения и произнесения краткой молитвы первосвященник выходил и брал мизрак с кровью теленка из рук коэна, который все это время был занят ее перемешиванием.

С этой кровью он возвращался в Святая-Святых и снова становился между шестами Ковчега и брызгал кровью теленка в сторону жертвенника восемь раз — один раз он брызгал кверху и семь раз книзу.

После этого он выходил из Святая-Святых и ставил сосуд с оставшейся кровью теленка на золотой подставке.


Закалывание козленка и служба с его кровью

    И заколет козла очистительной жертвы, который народу (принадлежит), и внесет кровь его за завесу, и сделает с его кровью, как сделал с кровью тельца, и покропит ею на покрытие и перед покрытием. И искупит Святилище от нечистоты сынов Исраэля и от их преступлений, что до всех их грехов (неумышленных); и то же сделает он для соборного шатра Пребывающего с ними (даже) среди их нечистоты.

Первосвященник выходил на храмовый двор. Там к нему подводили того козленка, на которого выпал жребий «Творцу». Он зарезал его и принимал в мизрак его кровь и с ней он возвращался в Святая-Святых и снова вставал между шестами Ковчега и брызгал кровью один раз кверху и семь раз книзу.

После этого выходил из Святая-Святых и ставил мизрак с кровью козленка на второй подставке. Он брал другой мизрак с кровью теленка и брызгал ею на завесу, что висела напротив ковчега один раз кверху и семь раз книзу.

Первосвященник ставил мизрак с кровью теленка на подставку и брал мизрак с кровью козленка и производил такое же действие с кровью теленка — брызгал ею на завесу, что висела напротив ковчега один раз кверху и семь раз книзу.
Мазанье кровью на углы жертвенника

    И выйдет он к жертвеннику, который пред Господом, и совершит искупление над ним, и возьмет от крови тельца и от крови козла, и возложит на рога жертвенника вокруг.  И покропит на него от крови перстом своим семь раз, и очистит его, и освятит его, от нечистоты сынов Исраэля.

Золотой жертвенник

После этого первосвященник смешивал кровь теленка и кровь козленка и выходил к золотому жертвеннику, который стоял в Уламе. Он мазал кровь на возвышения по углам жертвенника, после этого разгребал угли и пепел, которые были на жертвеннике, в разные стороны и обнажал золото жертвенника, а затем брызгал на это место кровью семь раз. Оставшуюся кровь первосвященник выливал на западное основание внешнего жертвенника.
Козел отпущения

    И завершит искупление Святилища, и шатра собрания, и жертвенника, и доставит козла живого. И возложит Аарон обе руки свои на голову козла живого, и исповедается над ним во всех грехах сынов Исраэля и во всех их преступлениях, что до всех их грехов (неумышленных), и возложит их на голову козла, и отошлет его с человеком нарочным в пустыню. И понесет козел на себе все их грехи на землю, (отвесно) иссеченную, и отошлет козла в пустыню.

После того, как первосвященник закончил приношение крови теленка и козленка, он подходил к тому месту во дворе Храма, где стоял козленок, предназначенный для отсылки в пустыню. Он возлагал на его голову обе свои руки и исповедовался о грехах всего народа. Произнеся исповедь над козленком, он передавал его тому, кто еще со вчерашнего дня был назначен для того, чтобы вести этого козленка туда.

Этот человек вел козленка до утеса, находящегося в пустыне и толкал его задом. Козленок катился вниз по отвесному склону, и не достигал он середины горы, как разбивался вдребезги.

Как только человек, стоявший на самом близком к пустыне возвышении, видел приведенного туда козла, он платком передавал этот сигнал дальше, и так эта весть доходила до Иерусалима.
Возвращение к тельцу и козленку

    И омоет он тело свое водою на месте святом, и облачится в одеяния свои, и выйдет, и совершит он жертву всесожжения свою и всесожжение от народа, и совершит искупление за себя и за народ. А тук очистительной жертвы воскурит на жертвеннике.

Передав отсылаемого козленка тому, кто должен отвести его в пустыню, первосвященник подходил к тем теленку и козленку, кровью которых он брызгал внутри храма. Их туши висели на столбах в той части храмового двора, которая была предназначена для шхиты жертвенных животных и разделки их туш. Он взрезал их и вынимал их эмурим — те виды нутряного сала, которые должны быть сожжены на жертвеннике, и клал их в специальную мису, чтобы воскурить их позже на внешнем жертвеннике. После этого клали теленка и козленка на два шеста. Четыре человека выносили эту ношу за переделы Иерусалим, там сжигались туши теленка и козленка.
Чтение Торы

После того, как первосвященнику сообщили, что козленок достиг пустыни, он переходил в эзрат-нашим, чтобы публично читать в Торе те разделы, в которых говорится о Йом Кипуре.
Послеполуденный тамид

Первосвященник менял «белые одежды» на «золотые» и приносил в жертву послеполуденное жертвоприношение тамид.
Дополнительные жертвоприношения

Он приносил в жертву хатат козленка «Для Бога» и совершал жертвоприношения своего овна и овна народа, которые приносятся в жертву в качестве ола.
Вынос ковша и совка

Первосвященник менял одежды на «белые» и входил в святая-святых, чтобы вынести ковш и совок — которые он оставил там, чтобы сгорели все благовония.
Послеполуденная служба

Первосвященник переодевался в «белую одежду», заходил в Улам и совершал послеполуденное воскурение благовоний на золотом жертвеннике, стоящем там, и зажигание меноры.
Окончание службы

На этом заканчивалась служба первосвященника в Храме в Йом Кипур.

Он снимал «золотую» одежду и надевал собственную, выходил с храмового двора и шел к себе в дом. Весь народ провожал его до его дома.

[1] Ола — огнепалимая жертва, т.е. жертва, которая полностью сжигается на огне жертвенника.

[2] В течение службы в Йом Кипур часть службы первосвященник производил в так называемых «белых одеждах», а другую часть – в так называемых «золотых одеждах». Те виды службы, которые первосвященник служил в Храме, нужно было служить в «белых одеждах», а те виды службы, которые первосвященник служил вне Храма, нужно было служить в «золотых одеждах». В ходе служения Йом Кипура первосвященник пять раз менял свои одежды, и каждый раз был обязан окунуться в миквэ. Также при каждой перемене одежд он был обязан дважды омыть свои руки и ноги: первый раз — в честь одежд, которые собирался снять, и второй раз — в честь одежд, которые собирался одеть.

[3] В течение службы Йом Кипура первосвященник трижды исповедовался, опираясь на голову жертвы, – дважды, опираясь на голову тельца и один раз, опираясь на голову козла отпущения. Первый раз первосвященник исповедовался о своих грехах и грехах его семьи, второй – о грехах всех коэнов, а третий – о грехах всех евреев.

[4] Приняв кровь теленка, первосвященник шел воскурять благовония, и было необходимо позаботиться о том, чтобы эта кровь не свернулась, пока первосвященник не возвратится, совершив служение воскурения, и не возьмет кровь для того, чтобы плеснуть ее на жертвенник

источник: www.imrey.org