Сота — процедура для выяснения преданности жены

images 8 150x150Сота – это женщина, которая, несмотря на предупреждения мужа, уединилась с посторонним мужчиной. Если были свидетели, которые слышали предупреждение мужа, а также свидетели, которые видели, как его жена уединилась, она становилась запретной для своего мужа до тех пор, пока не прояснялось, что она не грешила. В отличие от всех других сомнительных ситуаций, Тора предписывает в этой ситуации провести специальную процедуру, основанную на чудесах, цель которой прояснить, согрешила ли жена или нет. Тора предписала эту чудесную процедуру, чтобы, в случае если жена не грешила, убрать все подозрения и вернуть мир в еврейскую семью.

Этимология

Каково значение термина сота, используемого Торой по отношению к женщине, заподозренной в неверности?

  1. Сота означает «глупая». (Ибо происходит от слова «глупость».)

Эта женщина не посчиталась с последствиями своего поступка. Страсть или желание ослепили ее и увлекли за собой. Будь она мудра, ее Б-гобоязненность пересилила бы ее дурное начало. Она бы воздержалась от греха — либо из страха его совершить, либо из страха перед наказанием.

Вместо этого она безрассудно уступила преходящему желанию, хотя лучшие ее чувства подсказывали ей, что ее поступок греховен и в конечном счете причинит ей страдания.

(Так и всякий, кто совершает грех, — «глупец», ибо позволяет воображению, прихоти или страсти возобладать над своими глубинными представлениями.)

  1. Это слово означает также «отклоняться, сворачивать». Еврейский народ следует путем святости и скромности, уединившись с посторонним мужчиной, женщина отклонилась от скромности еврейского народа.

Как происходила процедура проверки соты?

Подозрение

Если муж предупреждал свою жену: «Не уединяйся с таким-то и таким-то», а впоследствии двое свидетелей видели, как она все-таки уединилась с тем самым человеком (на время, достаточное, чтобы успеть согрешить), она становилась запретной для своего мужа до тех пор, пока не выполнялись действия, предусмотренные законами о соте. Однако, если хотя бы один свидетель давал показание, что она действительно совершила прелюбодеяние, то никакого испытания ей не устраивалось, и она навсегда становилась запретной для своего мужа.

Если двое свидетелей подтверждали, что женщина стала сотой, то есть навлекла на себя подозрение, уединившись с определенным мужчиной, несмотря на предупреждение своего мужа, то муж мог или развестись с ней, или сообщить о происшедшем местному бейт дину. Если бейт дин подтверждал показания свидетелей, но женщина настаивала на своей невиновности и готова была выпить воду соты, то судьи передавали дело в Большой Санхедрин (еврейский Верховный Суд, в составе которого был семьдесят один судья и который собирался в особой палате в Храме).

Судьи Санхедрина, чтобы не совершать испытание соты без необходимости, пытались убедить женщину в том, что ей следует признать свою вину. Они отводили ее в сторону и употребляли все возможные доводы и соображения, убеждая ее признать правду или отказаться пить. Например, они могли сказать ей: «Мы знаем, что люди теряют самообладание и душевное равновесие под влиянием вина, дурных соседей или находясь в легкомысленном настроении. Если так случилось и с тобой, то признайся в этом. Не подвергай Великое и Святое Имя осквернению при изготовлении горьких вод, коими испытывают соту. И великих людей толкало на путь греха их дурное начало. Вспомни, такой праведник, как Иеуда, всенародно признал, что был виновен в случае с Тамар; Реувен признал свою вину в истории с Билой. Их признания принесли им вечную жизнь. Возьми пример с этих великих людей и признай свою вину!»

Если женщина признавала, что она осквернена, то ей велели оставить своего мужа и дело прекращалось.

Если же она настаивала на своей чистоте, то ее отводили к восточным воротам, воротам Никанора (служившим для входа в женское отделение Храма), дабы никто из входивших не мог ее не заметить.

Однако до того, как приступить к ритуалу, ее в разорванной одежде и с распущенными волосами водили по Храмовой горе взад и вперед, так что процедура искусственно удлинялась. Таким образом надеялись изнурить ее, чтобы она призналась.

Если она все же не признавала себя виновной, то в конце концов ее ставили за пределами двора напротив Восточных ворот и процедура испытания соты начиналась.

Соту приводят к клятве и подвергают позору

Теперь сота была выставлена на всеобщее обозрение, ибо азару (часть храмового двора, отведенную для женщин) наполняла толпа женщин. Прийти сюда в этот день было мицвой, ибо конец соты призван был послужить для них предостережением.

Коэн заклинал ее клятвой, содержавшей в себе проклятие. Он приступал к клятве с такой речью: «Ты собираешься испить горьких вод соты, качества коих сверхъестественны. Если ты чиста, то сия клятва не повредит тебе и воды не нанесут тебе ущерба. Но если чужой мужчина осквернил тебя, то эта вода заставит опасть бедро твое, а затем и все твои конечности. Чрево твое вздуется и лопнет. Та же участь постигнет и прелюбодея. Имя твое станет притчей во языцех. Люди будут проклинать друг друга такими словами: «Да постигнет тебя тот же конец, что и такую-то!», и, принося клятву, они станут говорить: «Если я говорю неправду, пусть я погибну так же, как погибла такая-то!»

Сота подтверждала, дважды отвечая «Амен (быть по сему)». Этот дважды произнесенный ответ означал: «Амен, я никогда не осквернялась с тем самым человеком, против которого предостерегал меня мой муж; амен, и никакой другой мужчина не осквернял меня».

Кроме того, этот двойной амен подразумевал, что как в прошлом она никогда не была осквернена, так и в будущем она никогда не осквернит себя.

Коэн приносил пергамент и писал на нем отрывок из Торы, содержащий ту самую клятву, которую он только что заставил ее произнести. (Бемидбар 5:19-21, исключая фразы: «И заклянет ее коэн и скажет жене», «Тут заклянет коэн жену…», «И пусть скажет жена: амен, амен».)

Он писал этот документ по законам написания Сефер Торы, стираемыми водой чернилами и полностью записывая четырехбуквенное Имя Ашема, встречающееся в тексте дважды (5:21).

Он приносил глиняный сосуд, наполнял его водой из киора (сосуда для омовения), сыпал туда прах, взятый с пола внутренней части Храма и горькую траву, чтобы сделать эту воду «горькой водой». И, наконец, он окунал туда пергамент и держал его там до тех пор, пока от написанных на нем букв не оставалось и следа.

Символической значение церемоний

Каково символическое значение различных частей этой церемонии?

  • Использовавшийся сосуд был глиняным, с тем, чтобы:
  1. Напомнить согрешившей женщине о том, что напитки прелюбодею она подавала в дорогих кубках. По принципу мида кенегед мида ей подавали воды соты в дешевом глиняном кувшине.
  2. Показать сострадание, которое проявляет Ашем даже к соте.

После окончания церемонии этот сосуд разбивали и поступок женщины предавали забвению. Медный же сосуд невозможно разбить, и он всегда напоминал бы людям об этой самой соте.

  • Воду брали из сосуда для омовений.

В Мишкане сосуд для омовений был изготовлен из медных зеркал, пожертвованных благочестивыми женщинами, покинувшими Египет.

Киор призван был напомнить соте о том, что хотя эти еврейки и жили среди нечистых египтян, они оставались чисты. Как же могла она, выросшая среди чистоты, унизиться и осквернить себя?

  • Почему воду смешивали с прахом?
  1. Подразумевается, что если сота окажется невиновной, она будет вознаграждена за свое унижение. Всемогущий обещает сделать ее матерью такого сына, который своим величием будет подобен Аврааму, называвшему себя «прахом и пеплом». С другой стороны, если она окажется нечиста, то возвратится в прах.
  2. Она получает наказание мида кенегед мида. Пируя с прелюбодеем, она вкушала деликатесы. За это ее заставляют теперь глотать питье, имеющее вкус праха.
  • Почему Имя Всемогущего растворяют в воде?

Стирать Имя Ашема запрещено. Однако для испытания соты Он сделал исключение, чтобы показать, как велика важность сохранения согласия между мужем и женой. Он считает, что когда между ними вспыхивает ссора, ради их примирения стоит даже, если это необходимо, стереть Великое и Святое Его Имя.

Публичный позор

Следующей частью ритуала было выставление соты на публичный позор.

Раньше она украшала себя с греховными помыслами: поэтому теперь устраивали так, чтобы она выглядела отталкивающе.

Коэн подходил к ней и делал надрыв на верхней части одеяния. Если на ней были какие-либо драгоценности или украшения, он снимал их. Затем коэн должен был открыть ее волосы, чтобы опозорить ее.

Почему соте открывают волосы?

Ей говорили: «Еврейке запрещено появляться на людях с непокрытыми волосами (Ктубот 72а). Ты отвратилась от путей дочерей еврейских и вела себя как язычница. Теперь ты получаешь то, что хотела: видом своим ты будешь подобна язычнице».

Кроме того, открытие волос было справедливым наказанием мида кенегед мида (мера за меру). Раз она втайне от всех украшала их для него, то теперь она представала перед людьми с растрепанными волосами.

После того, как одежду соты разрывали, приносили веревку, сделанную из льна, взращенного в земле Египетской, и обматывали вокруг нее, чтобы разорванные одеяния не спали с нее.

При чем тут египетская веревка?

Она призвана намекнуть на то, что сота подражала безнравственным делам египетской земли.

Мера за меру

Подытоживая законы о соте, мы видим, что все они представляют собой воздаяние мида кенегед мида за ее грехи.

  • Когда она согрешила, она пренебрегла честью Всемогущего и честью своего мужа; поэтому и ее саму подвергли унижению.
  • Как стояла она перед прелюбодеем, чтобы обрести благосклонность в его глазах, так приходилось ей предстать и перед всем народом, и люди смотрели на ее позор.
  • Она наводила красоту на лицо свое; поэтому горькие воды делали его бледным.
  • Она подкрашивала глаза свои; поэтому от горьких вод ее глаза делались выпученными.
  • Она заплетала волосы в косы; поэтому теперь их разлохмачивали.
  • Она выставляла напоказ свои подкрашенные ногти; поэтому под воздействием вод ее ногти выпадали.
  • Она носила красивый пояс; поэтому теперь ее обвязывали простой египетской веревкой.
  • Она грешила своими руками и ногами; поэтому теперь они отсыхали.
  • Она угощала прелюбодея изысканными лакомствами; поэтому ее жертвоприношение состояло из ячменя — пищи для скота.
  • Она подавала прелюбодею вина в прекрасных кубках, поэтому теперь ее заставляют пить горькие воды из глиняной кружки.
  • Она скрывала свои поступки; поэтому теперь их предавали гласности. Когда действие горьких вод наконец проявлялось, становилось ясно, что ни один человек не может укрыться от всевидящего Ока Всемогущего.
  • Ее страдания, до последней мелочи соответствовавшие принципу мида кенегед мида, показывали, что Б-жественное Провидение воздает каждому по делам его.

Все, что делали с сотой, кажется безжалостным, но на самом деле это шло ей во благо. Каждая часть, из которых складывались ее публичный позор и страдания, искупала ту или иную сторону ее прегрешения. Таким образом она избавлялась от гораздо больших страданий в Мире Грядущем.

Приношения соты

Коэн готовил минху (мучную жертву), приносившуюся от имени соты, муж соты давал ячменную муку для минхи.

Эта минха отличалась от обычных мучных приношений такими четырьмя особенностями:

  1. Мука изготовлялась из ячменя, а не из пшеницы, как обычно.

Почему? Сота поступила по-скотски. Мида кенегед мида, ее приношение делалось из зерна, идущего в корм скоту.

Кроме того, она кормила прелюбодея яствами, поэтому ее приношение было из пищи животных.

  1. Для этой минхи использовался кемах — сорт муки, негодный для выпечки.
  2. Масло не смешивалось с этой минхой и не добавлялось в нее, в отличие от обычных мучных приношений.

Почему? Масло символизирует духовный свет, но эта женщина ходила во тьме.

  1. Эту минху не посыпали левоной (благовонием), хотя обычно левоной окропляли каждую минху.

Отсутствие благовония намекало на то, что сота сошла с пути цниута (скромности), «благоуханного аромата», присущего еврейскому народу.

Чудо горьких вод

Наконец женщине давали воду, чтобы она выпила ее.

Если в этот миг ей становилось страшно и она отказывалась пить, ее ободряли такими словами: «Дочь моя, отбрось сомнения и испей эту воду. Она вредит только тому, кто согрешил. Если ты чиста, она не нанесет тебе ни малейшего ущерба».

Если она упорствовала в своем отказе, но по-прежнему утверждала, что чиста, ее силой заставляли проглотить эту воду, ибо в ней было растворено Святое Имя Ашема.

После того, как она выпивала воду, коэн выполнял обряд возмахания жертвоприношением. Подложив свою руку под руку женщины, он махал чашей, в которой находилась минха, взад и вперед, вниз и вверх, как машем мы в Суккот Четырьмя  Видами. Затем пригоршню минхи сжигали на жертвеннике, а остаток отдавали коэнам.

Если женщина была виновна, горькие воды действовали мгновенно. Лицо ее явственно бледнело (мида кенегед мида, ибо она румянила и подкрашивала его с запретными помыслами); глаза вспучивались (в наказание за то, что она ради греха подкрашивала их), как и все жилы в ее теле.

«Уберите ее! — приказывали коэны, — пока она не осквернила азару».

Ее живот, а вслед за ним бедра вздувались. Прочие ее члены отсыхали, и она умирала.

Одновременно горькие воды свершали кару и над прелюбодеем.

Как только воды начинали действовать на соту, те же самые проявления развивались и у него, где бы он в тот момент ни находился. Они оба страдали и умирали в одно время.

Не всякая сота умирала сразу после того, как выпивала воду. Если в прошлом она поощряла своего мужа и детей изучать Тору, то эта заслуга спасала ее от немедленной смерти. Хотя все симптомы соты начинали появляться на ее теле, обезображивая его и причиняя ей физические страдания, тем не менее она оставалась в живых.

В зависимости от своих заслуг, она могла прожить после этого даже два или три года. Затем погибала ужасной смертью соты: живот ее вздувался и члены отсыхали.

Если женщина была невенной

Какое же воздействие оказывало испытание соты на невинную женщину?

На такую женщину воды действовали, как успокаивающее и исцеляющее снадобье. Члены ее делались крепче, лицо начинало сиять; если она страдала от какой-либо боли, то обретала исцеление.

Если она была бездетна, то впоследствии у нее рождался ребенок.

Так утверждает р. Акива. Р. Ишмаэль не принимает это мнение и приводит против него такой довод: «Если так, то все бездетные женщины уединялись бы с чужими мужчинами ради того, чтобы воды доказали их невиновность и у них появился ребенок. Ни одна скромная женщина, отказывающаяся уединяться с чужими мужчинами, не добивалась бы такого успеха!»

Р. Ишмаэль утверждает, что невиновной соте обещаны все упомянутые благословения, за исключением исцеления от бесплодия. Если раньше у нее были только дочери, то впоследствии ей дарованы были и сыновья. Если раньше роды проходили у нее тяжело, то теперь она рожала с легкостью. Более того, Тора обещает ей, что у нее будет выдающийся и праведный сын.

Хотя всякая сота виновна была в грехе, ибо она уединялась с чужим мужчиной, пережитый ею публичный позор и унижение искупали ее проступок.

Зачем нужны были чудеса с сотой, и почему испытания соты были прекращены

Испытание соты — одно из явных чудес, происходивших в среде народа Израиля. Ашем сотворял чудо, чтобы предохранить народ от греха прелюбодеяния и поддерживать высокий уровень святости.

Горькие воды оказывали свое действие только в том случае, если муж подозреваемой женщины сам был чист от греха безнравственности, и, более того, всю жизнь безупречно соблюдал законы Торы, касающиеся его отношений с женой.

Если же он не удовлетворял этим условиям, горькие воды никак не проявляли своей силы.

Во времена Второго храма нравственность еврейского народа, которая находилась на высочайшем уровне, пришла в упадок. Поэтому горькие воды не оказывали действия, и Великое и Святое Имя стиралось втуне.

Незадолго до разрушения Второго Храма Санхедрин, которым руководил рабби Йоханан бен Закай, решил прекратить отправление этого обряда. Народ Израиля уже не отличался тем высочайшим уровнем нравственности, который требовался для свершения этого чуда.

Рабби Моше Вейсман