Самоотверженность во имя Торы

 

По материалам газеты «Исток»

Накануне праздника Шавуот, Дня дарования Торы, уместно вспомнить, что наши мудрецы настойчиво подчеркивают одну мысль: не на Синае мы получили ее и не шестого числа месяца сиван. Каждый еврей получает ее ежедневно, когда учит, и везде, где готов пожертвовать ради нее жизнью.

Сказано о потомках Авраама, Ицхака и Яакова (Шмот 32:9) ­«Народ жестоковыйный» (кше-ореф, упрямый). Мидраш поясняет (Шмот Раба 42): «Эти слова сказаны не в осуждение, а с похвалой». Рамбам пишет в своем комментарии (на Дварим 7:7), что именно поэтому евреи были избраны Всевышним: «Избранный любящим — тот, кто готов терпеть от любящего все. Израиль более других народов подходит для этого; как сказано в Талмуде (трактат Бейца 25б): “Израиль — самый несгибаемый среди народов мира, ибо выдержал все испытания; так и говорят: либо еврей, либо распят (в том смысле, что живого еврея, изменившего своей вере, не бывает)”».

Приведем несколько примеров самопожертвования во имя Торы, проявленного российскими евреями. Взяты они из книги-биографии учителя нашего поколения, раби Моше Файнштейна. В первых главах рассказывается о его отце, раби Давиде.

«Сразу после захвата власти большевиками, вся страна впала в хаос гражданской войны. Замученные и завшивленные солдаты красной и белой армий вымещали злобу на евреях, живших в местечках, расположенных в зоне военных действий. Начальники Красной армии, по крайней мере официально, не одобряли погромов. Белые же расправлялись с евреями с полного одобрения офицеров. Тот факт, что многие евреи в то время находились в руководстве компартии, не способствовал уменьшению антисемитизма у всех, кто поддерживал старый режим. На Украине белые убили десятки, сотни тысяч евреев… В канун 5681 года (1920) озверевшие казацкие эскадроны вторглись в Белоруссию. В Стародыне произошел ужасный погром. Казаки не только грабили еврейские дома, но и безжалостно вырезали целые семьи. Затем они схватили раби Давида и увезли за город, требуя с еврейской общины огромный выкуп. Община уже было согласилась выплатить все, чтобы спасти своего раввина, но р.Давид, зная, в какой бедности прозябают евреи его местечка, сделал все, чтобы бандиты ничего не получили, поскольку не без оснований считал, что убийцам ни в коем случае нельзя доверять; к тому же он опасался, как бы выплаченный выкуп не поощрил злодеев к новым преступлениям. Так или иначе раввин сумел передать послание в местечко, запретив властью раввина платить выкуп… Вскоре казаки, по каким-то причинам, решили освободить р.Давида. Но перед этим потребовали, чтобы тот произнес вслух, повторяя за ними каждое слово, одно заявление, которое было зачитано ими по-польски — на языке, которого он не понимал. На это требование р.Давид ответил: “Ни за что не произнесу то, что мне непонятно”. Казаки вновь стали угрожать ему. В конце концов раввин был отпущен невредимым, после чего вернулся в свою общину, в которой еще долгое время после этого возносили благодарственные молитвы за его чудесное избавление…»

В той же книге читаем о других раввинах: «Коммунисты обложили синагоги непосильными налогами, желая тем самым вынудить раввинов прекратить свою деятельность. Некоторые из них капитулировали перед властями и оставили посты. Но многие, продолжая платить непосильные подати, оставались на своей работе. Например, руководитель хасидов Хабада, ребе Йосеф Ицхак Шнеерсон, за неповиновение властям провел некоторое время в заключении. Затем в 5687 году (1927) его выслали из страны. Раби Йехезкель Аврамский в 5690 году (1930) был осужден на каторжные работы в Сибири. Он пробыл на каторге два года, после чего был освобожден в результате вмешательства влиятельных лиц из-за рубежа. Многие в те лихие года были арестованы, замучены пытками, расстреляны по суду, многие без суда бесследно исчезли в тюремных подвалах, сгинули в лагерях… Всякий раз, когда раввин оставлял свой пост, советские газеты захлебывались от восторга, трубя на всех углах об очередном “служителе культа, у которого раскрылись глаза”. Раби Моше Файнштейн усматривал в этом публичное осквернение Имени Всевышнего. Он чувствовал, что не вправе уйти со своего поста, что должен продолжать свою работу, даже если придется поплатиться за это жизнью… Позднее р.Моше писал о раввинах, которые не оставили своих обязанностей, что по иронии судьбы именно они избежали жестокой участи, постигшей большинство “служителей культа” в СССР. Капитулировавшие перед злодейской властью нашли свою кончину в далекой Сибири… Через многие годы на вопрос, почему он долго оставался в России, не соглашаясь эмигрировать оттуда, р.Моше Файнштейн ответил просто: “Я был единственным раввином на многие сотни верст вокруг родного города и поэтому чувствовал, что моя обязанность — оказывать духовную помощь местным евреям, а также евреям многих окрестных местечек”. Он согласился на эмиграцию лишь тогда, когда увидел, что иной возможности выжить у него нет».