Наш праотец Авраам 3

По материалам газеты «Исток»

Во многих вполне цивилизованных странах до последнего времени суды выносили смертные приговоры на основе косвенных улик. Иными словами, если суд признавал, что гипотеза прокурора объясняет все косвенные улики логично и удачно, подсудимого посылали на казнь. Проблема в том, что очень часто те же самые косвенные улики можно не менее удачно объяснить при помощи совершенно других предположений, которые выстраиваются во вполне логичный, мотивированный и возможный, но ДРУГОЙ сценарий. Что же такое «начальная гипотеза»? Я, следователь, утверждаю, что на основе имеющихся данных вероятнее всего предположить то-то и то-то, но стопроцентной уверенности у меня нет, так что нужно быть готовым к тому, что мое полицейское чутье меня подводит; я профессионал, но все может быть. Осознание возможности ошибки — а ее цена слишком велика — еще не дает мне права сказать: ничего не знаю. Но и утверждать, что мне известно все, я тоже не могу. Примем мое предположение как рабочую гипотезу. И будем с ней работать.

Так вот, начальная рабочая гипотеза Авраама всего-навсего говорит, что, поскольку у каждого материального объекта есть причина, у всего мира тоже должна быть причина. Мы еще ничего не сказали об этой причине, даже не дали ей названия. Любое утверждение об этой первопричине — например, что она хочет, чтобы благодарное человечество отметило заслуги «того, кто открыл первопричину» — уже требует доказательств. Но Авраам ничего не утверждал, он только дал логичное и понятное объяснение существующего мира. Оно достаточно просто, хотя и не однозначно, т.е. не стопроцентно очевидно. А посему не исключает возможности других предположений.

Например: мира вообще не существует. А все, что мы видим, чувствуем и переживаем — нам только кажется. Или кажется кому-то другому, а он спит. Хорошая гипотеза, не правда ли? Но неинтересная! Ибо бесплодная. Зачем фантому, возникшему в чьих-то сновидениях, понадобились обоснования реальности его «бытия»? Если я кому-то снюсь, то в его горячечном сне может быть что угодно. И даже если предположить, что правы психоаналитики, утверждающие, что и в сновидениях есть свой порядок, — согласитесь, что порядок этот больше характеризует того, кто спит, а не того, кто ему снится.

Хотите, есть еще одна модель: бесконечная вложенность причин одна в другую, мы о ней уже говорили. Кто сказал, что, двигаясь по цепочке причин-следствий, мы обязательно наткнемся на конец? Чудесная теория! Можно даже объединить обе модели — модель субъективного идеализма и модель открытости в прошлое. Например, мы порождены сознанием будды (будда здесь — не индийское божество, а тоже рабочее название), он со своим окружением создан сознанием другого будды, и так до бесконечности, — что-то, подобное неограниченности множества чисел натурального ряда. Мы говорим не о сне, а о «конструировании миров». Есть религии, некоторые течения внутри которых так и полагают: мир — это кокон в коконе и т.д. Что настораживает, так это опять-таки та же бесплодность. Если мимо нас, стоящих на полустанке, промчался поезд, то можно говорить, что он когда-то откуда-то вышел, а можно говорить, что он несется вечно — неважно, по кругу или по прямой. Мы полагаем, что он имеет пункт отправления и даже пункт назначения. Если вы склоны считать по-другому, то посмотрите, каковы будут следствия из вашего предположения, насколько они согласуются с вашим жизненным опытом, с нашими реалиями. Собственно, к этим следствиям мы сейчас и переходим.

(Продолж. следует)

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus