Наш праотец Авраам 10

По материалам газеты «Исток»

К удовольствию стремятся все — и взрослые, и дети. Но что делать, например, если шестилетний ребенок ужасно любит шоколад, а мама не дает ему больше одного маленького кусочка, да и то после еды, хотя в шкафу у нее несколько плиток? Ребенок хорошо знает, почему мама так делает: дело в том, что она принадлежит к тому подвиду людей, которые называются «родителями» и смысл существования которых заключается в том, чтобы отравлять жизнь детям. Поэтому, когда мама уходит вечером из дома, ребенок объявляет себе: «Человек создан для наслаждений!» — и смело открывает запретный шкаф…

Так происходит с детьми. Повзрослеть — значит понять, что ничего плохого в стремлении к удовольствиям нет, — но только при условии, и это очень важно, что имеешь правильные представления о мире. Однако, если ты выбираешь удовольствия исходя из иллюзорного представления о мире, твой переход от иллюзии к реальности будет очень болезненным. Такое удовольствие кончится болью. Родители хотят, чтобы их дети получали удовольствие, но, поскольку их жизненный опыт несколько шире чем у детей, они стараются их оградить от тех сомнительных наслаждений, которые рано или поздно приводят к боли и разочарованию. Каким способом построить свою жизнь, чтобы извлечь из нее максимум наслаждения, как жить, чтобы достижение маленьких удовольствий не блокировало нашу способность к получению более сильных и глубоких, — все эти вопросы очень непросты. Им стоит посвятить отдельный разговор.

Возвращаемся к Аврааму. Он понял, что наслаждение благом — цель бытия, но при этом надо иметь адекватное представление о мире, о том, что является благом, а что является злом. Искать наслаждение имеет смысл только исходя из действительной реальности, а она такова: мир создан Бесконечным Творцом для того, чтобы одарить нас максимальным благом, заложенным в БЛИЗОСТИ К НЕМУ. С другой стороны, будучи максималистом, как и все евреи, Авраам, стремясь к бесконечному наслаждению, не хотел упустить и ограниченные физические и эмоциональные удовольствия. Посудите сами, если они суть простые формы конечного удовольствия при условии, что стремление к ним не заблокирует нашей способности к бесконечному наслаждению, то почему проходить мимо них? (Скажем так: чтобы приблизиться к Творцу, установить с Ним связь, надо по крайней мере жить, а для этого хорошо бы иметь вкус к жизни. В этом и заключается смысл маленьких радостей.)

Близость к Творцу — категория, конечно, не физическая, она из области духовного. В духовном плане близость означает УПОДОБЛЕНИЕ. Мы говорим о двух людях, что они близки друг к другу, если один из них разделяет взгляды другого, если они любят одно и то же, ненавидят одинаково, — неважно, насколько они похожи физически или далеки друг от друга пространственно. Мы говорим о духовной близости, духовном родстве. Но как может уподобиться Бесконечному и Непостижимому маленький ограниченный человек?

Авраам был уверен, что Всевышний и здесь дает людям путеводную нить (как и с альтруизмом, о котором мы говорили выше). Пусть о бесконечном Творце мы ничего не знаем, но можно говорить о Его действиях, проявляющихся в нашем мире. Древние философы приводили такой пример: человек сидит в глубокой темной пещере, а у входа ее стоит другой человек, загораживающий свет. Тот, что сидит внутри, не видит того, что стоит у входа, он не знает кто это, но хорошо различает его действия, когда тот, допустим, поднимает руки или опускает их. Просто в пещеру проникает больше света или меньше. Что он может сказать о мире вне пещеры?

Еще один пример, на этот раз более современный: ребенок учится играть в компьютерную игру, правил которой не знает, потому что папа, принеся дискет с игрой из магазина, не может перевести инструкцию с английского. Ребенок нажимает кнопки — сначала наугад, потом более целенаправленно — и смотрит, как реагирует на его действия программа. Для него программа — «черный ящик»; он дает сигналы «на вход» и получает реакцию «на выходе». Об устройстве программы он не имеет ни малейшего понятия, тем не менее быстро приобретает необходимые навыки и уже через пару дней бойко объясняет правила игры своему приятелю.

Сознание пещерного жителя не может постигнуть всех мотиваций поступков того, кто стоит у входа, но по яркости света, проникающего в пещеру, по теням, играющим на стене его примитивного жилища, он пытается судить о том, что делается там, снаружи. Ум ребенка не омрачен знанием тайн программирования, однако, блуждая в лабиринтах компьютерной игры, он натыкается на препятствие и по характеру препятствия пытается получить представление о «высших» для него мирах.

И дикарь, и дитя технического века, — оба они прекрасно ориентируются в тех пространствах, в которых обитают — будь то пещера или экран компьютера. По сигналам «извне» они строят свои представления о «мире», который находится там, «снаружи».

Так и мы при нашей ограниченности: не имея понятия о Том, Кто наш Творец, мы способны воспринять Его влияние на нас, постигая тем самым качества, которые Он ПРОЯВЛЯЕТ в созданном Им мире. И этого нам достаточно.

Отныне ход мысли Авраама был направлен на изучение этих качеств и на то, каким образом уподобить им собственное поведение. Ведь в уподоблении и заключается наше приближение к Нему!

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus