Конкурс капитанов

Помню, почти в детстве довела меня судьба быть капитаном команды КВН факультета аэромеханики МФТИ.

Случилось это развеселое событие на пятом курсе, перед военными лагерями, которые обернулись одним из самых печальных сюжетов моей юной тогда жизни (город Мункач, гауптвахта, исключение из института, потом восстановление, но без стипендии. Так что дирекция института по сей день должна мне 82 рубля 40 копеек, помноженные на 6 – столько месяцев я жил впроголодь, хотя и довольный, поскольку научился таскать мешки на сортировочной станции МЖД. Наверное, благодаря той спортивной энергии до сих пор живу, сБ).

Так вот, заделался я капитаном. А играли мы, как сейчас помню, финал против физхима (на сокращения не обращайте внимания; у меня их в биографии полно).

Стыдно теперь говорить, но по ходу битвы наша команда проиграла все номера! Это было феноменально: и домашнее задание, и пятиминутку экспромта, и дуэль поэтов, и хоровое бу-пение, и все-все. Оставался конкурс капитанов.

На сцену я вышел расслабленный – меня приветствовали все, даже противники. И смотрели на меня как на недобитого таракана после глобальной санитарии лагерного корпуса. Тем не менее, я сиял, ибо терять было нечего, впрочем – приобрести тоже.

Что касается капитанского задания, то оно было такое: требовалось рассказать анекдот. Но без финальной, ударной фразы. А противник должен был эту фразу угадать (или сочинить – что мне больше по вкусу). Понятно, что предполагалось взять не свой анекдот, но что-нибудь малоизвестное. Тем не менее, я сочинил свой, – знай наших!

Не помню, какой анекдот предложил мне визави, – но я победил его подчистую. Причем прием был прост как правда: последнюю фразу его скучной истории я не рассказал (ибо понятия не имел, о чем там речь) – а разыграл. Заурядной пантомимой, размахиванием руками, ужимками лица и бегом на месте. Народ лежал в проходах.

Победа была за мной. Наша команда, усталая, но довольная возвращалась в общагу. Итог игры: несколько сотен физиков впервые в жизни увидели живого лирика в работе.

** **

К чему это рассказывается?

Неважно к чему.

Но давайте сделаем примерно то же самое. А именно: я приведу истории со своего урока из цикла "Еврейское поведение", однако последнюю, решающую раввинскую фразу опущу. А вы ее попытаетесь восстановить (письменно, а не пантомимой). Согласны?

Подглядывать в ролик разрешено, но незачетно.

Впрочем, одну подсказку дам. Тема историй: не утруждай других евреев, не заставляй их тяжко работать, не причиняй им лишних, ненужных хлопот. (Недельный раздел Беар. Книга Ваикра 25:46.)

Начинаем!

** **

Раби Арье Левин. Шел на молитву в Зихрон-Моше (это район в Иерусалиме, сообщаю тем, кто до сих живет в Бендерах). Стоял канун субботы. Раби нес в руках пакет с талитом.

Подошел молодой человек и попросил дать ему пакет – чтобы помочь донести.

Рав отказался.

Молодой человек пожаловался: но ведь на каждого еврея возложена обязанность – по возможности помогать и обслуживать мудреца Торы.

- Откуда ты взял, что я мудрец Торы?

- Я это знаю наверняка.

- Если так, то <…..>

И пошел с пакетом дальше.

** **

Раби Цви Финкель, Саба из Слободки. Однажды устроил у себя дома большое собрание раввинов. Накрыли стол, подали еду.

На столе стояла подставка с колокольчиком. Предполагалось, что, если возникнет необходимость, рав позвонит в колокольчик – и придет слуга, которому скажут, что нужно принести.

Посреди обеда и обсуждения такая ситуация возникла, рав позвонил. Громко, энергично. Но никто не пришел. Позвонил второй раз – то же самое. В третий – никакой реакции со стороны прислуги.

Присутствующие сказали раву, что так не годится, надо строго взыскать с нерадивых работников.

Рав ответил: – Наоборот! <…..>

** **

Раби Йисраэль Салантер. Его пригласил к себе на субботу один богатый ученик. Рав отказывался – но тот стал уговаривать. Сказал про строгий кашрут в его доме и жену-хозяйку, а также про вкусную еду, которую им готовит искусная повариха.

Дескать, будут сидеть допоздна за столом. Петь песни, вести ученые разговоры. И пр.

Рав подумал – и согласился. Но при одном условии – что трапеза будет идти не больше полутора часов. Согласен?

Ученик согласился. Рав пришел к ним на трапезу. И они уложились за час.

В конце трапезы хозяин спросил рава, как ему понравилось. Вместо ответа рав прошел на кухню и поблагодарил повариху.

Та начала благодарить рава за то, что они закончили раньше обычного. Ибо каждый раз она очень поздно приходит в субботу к себе домой. Муж недоволен, дети сидят одни. Но она не может отказаться от очень выгодной работы.

Рав вернулся в комнату к столам и сказал хозяину: трапеза прошла славно, спасибо. Но <…..>

** **

Дело было в ешиве Слободки. Один ученик заметил лежащий на полу лист из книги. Подошел и поднял его из-за опасения, что на нем есть Имя. Внимательно просмотрев текст, убедился, что Имени в нем нет, – и снова бросил лист на пол.

Увидел это Саба из Слободки, раби Натан Цви Финкель. Подозвал ученика и сказал, что то, что он только что сделал, можно назвать нарушением.

И даже уточнил: этот лист – "яма в общественном месте", согласно классификации Талмуда. Т.е. то, куда может упасть человек или скотина. А значит, человек, вырывший яму и не закрывший ее, нарушает запрет Торы.

Ученик удивился: но ведь этот листок не опасен – из-за него не упадешь!

Рав ответил: речь идет не только о падении – но о любом виде убытка-ущерба. Ты бросил – кому-то придется поднять – вот тебе и лишняя работа – чистый убыток.

- Зачем же его поднимать! – удивился ученик. – На нем нет Имени, я убедился.

- Ты убедился, а другой нет. И ты мог бы избавить другого человека от необходимости поднимать этот лист – но не избавил, а значит, нарушил запрет Торы утруждать других людей.

- Но это не моя бумага!

- Верно. Тем не менее, написано в Шульхан-Арух: если <…..>

** **

Ответы б/н дам через несколько дней.