Хэрем рабэну Гершома

Однажды, не в прошлом веке, послал я статью в одну из общин Европы – на русском языке. Заказали 710 слов. Тема: запрет читать чужие письма. Жанр: ликбез. (Т.е. для тех, кто занимает позицию точно посреди между вчера начавшими, с одной стороны, и многоопытными раввинами, с другой.)
Попросил у заказчика разрешение опубликовать это в своих блогах. Разрешили. Публикую.
Нельзя читать чужие письма. Таков запрет Торы.
Понятно, что, если владелец письма хочет, чтобы мы познакомились с его содержанием, – запрета нет. Но мы не можем открыть чужой конверт только на основании уверенности, что, дескать, владелец письма не будет против, если мы проявим инициативу в перлюстрации чужой переписки. Мы должны получить именно разрешение.
В самой Торе стиха с таким запретом нет. Но дело в том, что законы, которые мы соблюдаем, можно разделить на законы, данные Торой, и на постановления, изданные мудрецами. Сама Тора обязует нас соблюдать решения мудрецов, которые приняты с целью оградить людей от возможности нарушить закон Торы. Такие постановления называются – "ограда для Торы". Иногда они даются на время, иногда постоянно. Мудрецы, глубоко изучившие Тору, знают, чего она от нас хочет. Они заняты именно осуществлением ее желаний, если можно так выразиться.
Одним из известнейших мудрецов древности был рабэну (наш учитель) Гершом бен Йеуда Азакэн. Его звали Светочем рассеяния (в данном случае рассеяние – это нынешнее состояние, вкотором живут евреи, галут).
Родился в 960 в городе Мец (Metz, Лотарингия, ныне французский департамент Мозель, Moselle). Умер в 1040 в другом крупном городе с сильной еврейской общиной, в Майнце (Mainz). По сей день считается крупнейшим авторитетом Торы. Есть сведения, что его учил великий Ай-гаон, последний из знаменитых Вавилонских мудрецов и последний глава академии в Пумбедите, которая простояла восемь столетий.
Рабэну Гершом основал ешиву, куда стекались сотни учеников со всех концов Европы. В частности, среди его учеников находим учителей Раши, великого комментатора Торы, по трудам которого мы учим Пятикнижие. Считается, что всё, что знал Раши, получено им из ешивы рабэну Гершома. Сам Раши писал о нем: "Рабэну Гершом, который просветил глаза еврейского рассеяния, – учитель ашкеназских евреев, и все мы живы из его уст (в высшей степени поэтический образ), мы – его ученики".
Так вот, рабэну Гершом в первую очередь прославился своими постановлениями, которые были приняты сначала евреями ашкеназской традиции, а затем и другими общинами. Главнейшие из его постановлений: (1) запрет на многоженство; (2) необходимость согласия на развод обоих супругов (если дело дошло до развода); (3) запрещение на перлюстрацию чужих писем; (4) запрет на преследование евреев, вынужденных на время "перейти" в чужую веру.
Каждое из этих постановлений известно как "хэрем рабэну Гершом". Хэрем – отлучение; другими словами, все, кто их нарушают, рискуют быть отлученными от своих общин. Раши так комментирует силу перечисленных постановлений: "К этому отлучению нельзя относиться легкомысленно, потому что нет среди нас никого, кто мог бы сравниться величием и знаниями с рабэну Гершомом, чтобы отменить его запреты".
Почему-то бытует мнение, что перечисленные запреты "изданы" только на тысячу лет. Но это ошибка. Как мы только что видели, Раши признал, что у последующих поколений нет силы их отменить. Добавим – нет и желания. Ибо они разумны и давно вошли в плоть нашей традиции.
Что касается запрета на просмотр чужих писем, то под него попадает любая информация, записанная на некотором материальном носителе (письмо на бумаге, магнитофонные записи, компьютерные файлы и пр.). Чужим считается не только текст, принадлежащий автору, но и любой приобретенный, т.е. имеющий хозяина, информационный товар, не выставленный для общего пользования. Чтобы им воспользоваться, его надо приобрести (купить или получить в подарок – пусть даже на время, только для просмотра).
Сюда же относится запрет заглядывать на экран чужого компьютера, где зафиксирована информация личного характера. Например, человек проверяет свою почту – а кто-то за его спиной не может совладать с острым приступом любопытства.
Историческое объяснение запрета таково: в стародавние времена многие торговые люди, а евреи испокон веку занимались торговлей и банковскими операциями, испытывали трудности с передачей и получением информации. Государственной почты не существовало, телефон не изобрели, с факсом и e-mail тоже не всё было в порядке. Письма посылались оказией – со случайными людьми. Но посланец мог прочесть письмо по дороге и воспользоваться важной торговой информацией, которая в нем содержалась. Чтобы оградить людей от убытков, и было издано постановление, запрещающее просмотр чужой корреспонденции.
Помня, что убытки могут быть не только экономического, но и морального плана, мы строго соблюдаем этот запрет. Ведь не хотим же мы, чтобы читались наши письма. А поэтому будем осторожны и с чужими посланиями.