"Вышел напрасно из дому дедулька"

На самом деле, название статьи – "Перед сединой вставай" (если вы эту статью читали – значит, я ее уже писал). Так что дедушка вышел не напрасно.
А дело было так. Вы едите в автобусе из одного города в другой. Поездка на час. Устроились на сиденье, занялись своим делом (плеер, Талмуд, детектив, я знаю?).
Все сидят, стоит один старик.
При отправлении на центральной станции, откуда выходил автобус, водитель сказал ему четко и ясно: сидячих мест нет, тебе, дедушка, лучше дождаться следующего автобуса, будет через полчаса. (Понятно, что ему обидно, отстоял очередь, и надо же, на нем кончились места в автобусе.) Но старик смело заявил, что может постоять, – и поднялся в салон. Теперь стоит немым укором над душами всех, кто его видит.
Вы боретесь со своей совестью. Т.е., с ней нечего бороться, старик вовсе не обязан был подниматься, но вам трудно это видеть. Что б его! И вы уступаете ему свое место. Теперь он удобно сидит – и совесть его не мучает. А вы стоите, и ни о какой книге уже можно не думать (Талмуд, детектив, я знаю?). Что называется, приехали!


Вопросы.
I. Правильно ли поступил старик, заставив других (и не спорьте со мной, он их именно заставил!) уступить ему место?
Другими словами, как надо вести себя в подобной ситуации старикам, беременным женщинам, инвалидам на одной ноге? В смысле, надо ли им ждать следующего автобуса или можно подниматься в транспорт с надеждой, что найдутся доброхоты, которые уступят им свое место?
II. Откуда в Торе взялось это решение – не утруждать других своими просьбами?
III. Надо ли делать человеку хорошее дело (хесед), если он этого не заслуживает?
IV. Как оправдать поведение этого старика в наших глазах? (Ведь того требует Тора!)


** **
Приблизительные ответы.
I. Старику стоило дождаться следующего автобуса, но не утруждать других пассажиров.
Ему надо было учесть, что, даже если он и вправду собирается висеть на поручнях всю поездку, тем не менее, его поведение будет расценено как прямой укор присутствующим.
И это то, о чем сказал рабену Йона: запрещается заставлять человека делать что-то против его воли (если он не нарушает чужие права). А он, этот старик, именно заставляет других уступить ему место[1].
На эту тему есть у нас любопытное свидетельство. Раби Меир Палей, внук раби Ирша Палея, одного из руководителей ешивы "Хеврон", рассказывает о дедушке:
"Каждый год после Рош-Ашана он ездил из Иерусалима в Бней-Брак, чтобы собрать там денег нуждающимся. Несколько раз я сопровождал его в этих поездках. Обычно на автобусной станции приходилось выстаивать длинную очередь. Когда в автобусе заканчивались сидячие места, люди, стоящие в очереди, решали, будут ли они ждать следующего транспорта, а это могло занять целый час, или согласны ехать стоя в проходе. Однажды случилось, что дедушка был тем, кому водитель первому объявил, что сидеть уже негде, – и он не поднялся в автобус. Мне он сказал, что с легкостью может простоять на ногах все время поездки, но знает, что пассажиры обязательно предложат ему место. А он не хочет никого утруждать. Поэтому лучше подождать, чем пользоваться чужой услугой".
** **
II. Почему Тора советует не утруждать других своими просьбами? – На то есть несколько причин.
1) Нормальному человеку неловко утруждать других просьбами, поэтому он старается со своими трудностями справляться сам.
Сказано, что Творец создал человека по Своему образу. Но Творец ни у кого не берет подарков. Так должен стараться делать и человек[2].
Об этом мы произносим в "Биркат-амазон", обращаясь к Всевышнему: "Пожалуйста, не вынуждай нас просить подарки от смертных… чтобы не было у нас никогда срама и позора". В чем проявляется позор? В том, что, полагаясь на людей, мы тем самым как бы уменьшаем свою зависимость от Творца и свою близость к Нему. Мы начинаем зависеть от людей. Притча: сын царя (принц), который побирается у подданных отца, не может не испытывать чувство позора.
Здесь есть два исключения:
а) Люди хотят нам помочь и очень расстраиваются, когда мы отказываемся принять их помощь.
б) Иногда не стоит лишать людей возможности исполнить заповедь. Особенно, когда они будут разочарованы, узнав, что могли исполнить ее, но им не дали. Примеры: отец может попросить о мелкой услуге своих детей; старый человек может попросить молодого уступить ему место (например, в короткой городской поездке). Если сын узнает, что отец пожалел его и не попросил о чем-то, он расстроится. Если молодой человек узнает, что старик мог подняться в автобус, но не сделал это только потому, что не хотел сгонять его с места, он расстроится. Понятно, что речь идет о нормальных евреях.
Но даже в таких случаях мудрый человек не станет утруждать других без острой нужды[3].
2) Утруждая других, тем самым мы обязываем себя к благодарности. И если нет такой полноценной возможности – отблагодарить того, кто оказал нам услугу, лучше не создавать ситуацию, из которой мы выйдем неблагодарными людьми.
Рав Элияу Деслер поясняет (מכתב מאליהו ח''ב ע'' 223): Творец создал человека дающим. Т.е. человеку более свойственно давать, чем брать. И если он взял, теперь он ищет возможности воздать тем же. И очень расстраивается, если такого шанса не будет. Получается, что он (ндБ) остается вечным должником, а это не всем приятно. Поэтому Тора дает совет: если можешь не просить – не проси.
Возможно, именно такова причина известного правила Торы: "Кто ненавидит подарки, тот живет". А именно: взяв подарок и не отплатив за него добром, мы на всю жизнь остается в долгу. Следовательно, если мы не побираемся у окружающих, мы живем как благородные люди, а не как должники.
3) "Люби своего ближнего, как себя". В частности: не создавай своему ближнему трудностей.
Впрочем, есть правило, которое не лишает нас возможности постоять за собственные права. Оно звучит так: своя рубашка ближ свои интересы на первом месте. Т.е. не следует каждый раз, когда наш интерес вступает в противоречие с интересами других людей, отказываться от своих прав. (В противном случае, никто бы не ходил в раввинский суд с тяжбами.)
Тем не менее, если право другого явно превышает наше или ситуация такова, что у другого это последняя возможность, в то время как мы обладаем большими ресурсами, то надо взвесить готовность уступить ему[4].
Два примера из наших книг:
а) Мидраш (ש''ר פ' טז,ב) говорит, что Моше всегда ждал, когда люди придут к нему, чтобы ответить им на вопросы. В то время как пророк Шмуэль сам ходил из города в город и от человека к человеку, чтобы помочь людям в законах, – потому что не хотел их утруждать, заставляя приходить к нему с вопросами. Поэтому Всевышний являлся пророку Моше только в Переносном храме, а со Шмуэлем Он как бы ходил везде.Причем Шмуэль шел к людям, даже когда ему самому это было очень трудно или невыгодно (из-за времени или чрезмерных усилий).
б) Талмуд рассказывает (חולין קלג), что Абае, будучи коэном, отказывался брать свою (коэнскую) часть от урожая простых евреев, объясняя, что предпочитает, чтобы ее взяли другие коэны. В самом Талмуде сказано, что он говорил: не возьму, иначе подумают, что я жадный. Тосафот дали более тонкое объяснение: не возьму, ибо другие коаним нуждаются больше меня.
** **
Некоторые поднятые здесь вопросы уже освещались мной в статье "Место в автобусе". И здесь: название такое же – "Место в автобусе", но это другой автобус.
** **
III. Надо ли делать человеку хорошее дело, если он не заслуживает?
(Родина вопроса – в головах тех, кто смотрит на старика и думает: "Зря он полез в час пик в самую гущу пипла, сидел бы дома, а теперь пусть сам на себя пеняет", или как-то так.)
Известно алахическое постановление, которое принял крупнейший авторитет современности раби Йосеф-Шалом Элияшев, зацаль (ידיעון ''הלחה ולמישה''):
"Опыт показывает, что водителю автобуса стоит объявлять на остановке, остались ли свободные места для сидящих пассажиров. Тогда пожилой человек решит для себя – надо ли ему, если свободных мест не осталось, подниматься в автобус. Ведь, следуя строгой букве закона, у пассажиров нет обязанности уступать ему свое место. Тем не менее, людям следует остеречься, чтобы в результате не получилось осквернения имени Всевышнего".
Как видим, здесь прямым образом сказано, что иногда надо делать хесед даже для того, кто этого не заслуживает.
** **
Об этом говорится в Торе. Смотрите, написано, что евреи приносили пожертвования на строительство Переносного храма, Мишкана. И вдруг (Шмот 36:6): "И приказал Моше, и прошел голос по лагерю (глашатаи объявили): мужчинам и женщинам не надо больше делать работу для священного приношения (в Храм). И прекратил народ приносить (пожертвования)".
Эта короткая фраза – "И прекратил народ приносить" – содержит в себе если не массу информации, то море эмоций. Вы несете в Храм свое пожертвование, вы полны энтузиазма, ваша душа радуется, потому что дарите от щедрого сердца на святое дело. И вдруг – вам резко объявляют: стоп, хватит!
Вы понуро возвращаетесь со своим добром обратно, в свой шатер. Ваше приношение никому не нужно, все свободны. Ну, не горько ль, не обидно ль?
А теперь новость: вот так, как вели наши праотцы по отношению к Творцу, в Храм Которого несли свои приношения, – так и мы должны поступать по отношению к людям, к созданиям, в каждом из которых запечатлен образ Всевышнего.
Если мы даем человеку – и оказывается, что в нашем искреннем даре нет необходимости – мы расстраиваемся. И наоборот, если мы полны желания одарить – и наш дар принимается – насколько велика наша радость! (Вы ее чувствуете? Ну, хорошо, скажем так: хотя бы однажды вы ее чувствовали? – Вот то-то и оно. Об этом и речь.)
Хесед делаем, не только когда обязаны его сделать, но рады щедро одарить своего ближнего, даже когда не должны. Этому нас учит Тора.


** **
IV. Финал всей истории, когда мы уступили старику свое место в межгородском автобусе.
1) Смотрим на него, как на человека, который теоретически мог пропустить первый автобус и спокойно подняться во второй – но он не смог, ибо очень и очень опаздывает. Ему необходимо. Он вынужден. – Поэтому поможем ему, не спрашивая, на какой праздник жизни он торопится.
Важное замечание: подозревать другого в нетактичном, неэтичном или другом любом негативном поведении – в Торе это называется: найти в другом свое отрицательное качество.
Короче говоря: обличающий других в хамстве – скорее всего, сам нередко хамит людям. Обвинение в наглости (безответственности, распущенности и пр.) в первую очередь поступает от наглеца (и пр.). Ну, в общем, принцип вы уже поняли. А поэтому стоит присмотреться к самому себе: в чем я склонен уличать других людей? Нет ли той же болезни во мне самом?
2) Сначала делаем добро, а потом рассуждаем – стоило ли так поступать.
Для того чтобы оценить поступок, часто нужно обладать полной информацией. Надо взвесить все за и против: насколько я обязан так поступить и насколько мне стоит так поступить. Первое – это требование закона. Второе – поступок сверх закона, что и называется милосердным поведением по отношению к людям. Между двумя этими областями проведена не всегда четкая и ясная граница.
А раз нет четкости, то стоит поступать так: сначала уступаем старику место, а потом (у нас на это достаточно времени!) стоим и раздумываем, правильно ли мы сделали.
3) Тем не менее, иногда не стоит давать оборзевшим людям садиться себе на голову. Но это уже отдельный разговор.
** **
Самый общий вывод: не просто исполняем заповедь, которая к нам пришла, но ищем заповедь (т.е. сами к ней идем), чтобы ее исполнить.
[Схема материала для адаптации заимствована из книги –''חובת האדם בעולמו'' ח''ב, בעלום שם מחבר ]

______________________

[1] Случай, когда он начинает требовать себе место, вообще не рассматриваем. А уж если ругается при этом и поносит, например, невоспитанную молодежь, тем более оставляем его поведение за кадром. Ибо сегодня разговор не о преступниках не о тех, кто вымогает цдаку силой.
[2] Понятно, что видно различие. Творцу ничего не требуется. В то время как человек нуждается во многом. Тем не менее, нам тоже советуется во всех ситуациях взвесить, насколько мы нуждаемся в чужой помощи. А иногда – нужно ли нам вообще то, о чем мы просим других. Иными словами, иногда стоит вообще отказаться от некоторой своей цели, но не утруждать окружающих.
[3] Рав Соловейчик много лет влезал в свою комнату через окно, чтобы не утруждать старого отца, который поднимался с места, когда в салон квартиры, где они вместе жили, входил его сын. Отец поднимался, исполняя заповедь почитания мудреца Торы. Сын лез в окно, исполняя заповедь почитания отца.
[4] Житейский пример: делим последний кусок хлеба. Если для меня это всего лишь завтрак, а обед гарантированно ждет меня через три часа, в то время как для ближнего это единственная еда на ближайшие два дня, то, даже если это мой хлеб – может, отдать его ему? Почему нет? (За пример прошу прощение, ничего не сочинилось лучше. Спешу на урок.)

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus