Еврейский способ давать и возвращать займы

ЕВРЕЙСКАЯ ЭТИКА: ДРУЖЕСКИЕ ЗАЙМЫ

Вопрос:

Я неофициально дал взаймы весьма надёжному человеку. Теперь он ищет всяческие причины и  оправдания, чтобы не возвращать долг. Сейчас я нахожусь на пороге разочарования, обиды и финансового напряжения. Что я сделал не так?


Давать взаймы человеку, стеснённому жизненными трудностями — это важное обязательство

Слегка чуждо вовлекать Талмудическую диалектику, сравнивая Тору с Шекспиром, но что-то есть несомненно важное, когда Б-жественную мудрость ставят в противовес народной.

Наши мудрецы заповедали нам относиться к предоставлению займа с большим усердием, нежели подавать милостыню. Заём не опускает достоинства получателя и основывается на доверии, а кредитор верит в свою самодостаточность.

Но как это соотнести с неопровержимой мудростью Полония, который советовал: «Не занимай в долг и не давай взаймы, ибо легко потеряешь и друга, и деньги»? (прим. перев. «Гамлет» Шекспир).

Ответ прост: давая такую заповедь, Тора старается сделать всё возможное для того, чтобы эта важная мицва не стала барьером для дружеских отношений.

Вторая часть схемы

Часть этой схемы — повеление заёмщику выплатить этот долг. Такое строгое религиозное обязательство к заёмщику должно мотивировать его на своевременное погашение долгового обязательства и раскрыть глаза на воздержание от займа, если он предвидит, что не в силах возвратить задолженность.

Шульхан Арух, авторитетный кодекс еврейского закона, утверждает:

«Запрещено заёмщику брать в долг и безрассудно его тратить, ведь велика вероятность убытка, так что заимодавец может остаться ни с чем».

Запрет на неформальные займы

Но другой, не менее важный фактор — это строгая обязанность еврейского закона запретить процесс займа. Согласно нашей традиции, «неформальные или неофициальные» займы не являются допустимыми и фактически запрещены. Шульхан Арух учит нас, что запрещено давать в долг, полагаясь на доброжелательность заёмщика. Необходимо иметь свидетелей, действительную записку, либо какое-то поручительство. Дело в том, что предоставление займа без подотчётности создаёт чрезмерное, почти несправедливое искушение отложить выплату или прекратить возвращать долг. Такое требование распространяется и на тех, кто известен своей честностью, не исключая мудрецов Торы.

Другим аспектом подобной подотчётности является то, что несмотря на важность заповеди о займе, нас не обязали давать в долг тем, кто, по нашему мнению, может безответственно их потратить. Шульхан Арух не рекомендует давать взаймы деньги таким людям. Это именно тот долг, в котором вы потеряете и деньги, и друга.

Тора сообщает нам, что её заповеди «не в небе, чтобы сказать: „Кто взойдёт для нас на небо и возьмёт её за нас, чтобы мы её услышали и исполнили?“» (Дварим 30:12). Обязательства, кажущиеся нам трудными для исполнения, такие как полезный заём, — часть нашей сделки с социальной и правовой базой, чтобы наши благотворительные обязательства были удобными, приемлемыми и приятными. Все наши экономические операции должны быть максимально прозрачны и учтены.

Конечно, нет ничего плохого предоставить займ на дружеских условиях без каких-либо доказательств, если вы позволяете выплатить долг тогда, когда удобно будет заёмщику. Но в этом случае вы не сможете взыскать с него долг в судебном порядке. Так как такой долг не подлежит обязательной выплате, у заёмщика нет обязательств его погашать. Но если вы, как кредитор, рассматриваете этот долг весьма весомым, тогда вы должны настоять на его официальности, чтобы убедиться в том, что заёмщик понимает ваши намерения и ожидания, и что у вас есть всё возможное для его возврата законным путём.

Мидраш описывает нам происхождение Б-жьего плана таким образом:

«Святой, благословен Он, сказал: Если Я создам мир исключительно на (Б-жественном) милосердии, умножится грех (потому что искушение греха слишком велико без наказания). Если положить суровое основание (Б-жественной) справедливости, как мир сможет выжить? (Человеческая природа духовно больна, а потому есть нужда в милосердии и терпении.) Скорее всего, Я создам этот мир с долей справедливости и милосердия, лишь тогда у него будет шанс выжить».

Наши экономические сделки эффективны лишь тогда, когда сочетаются со справедливостью и милосердием. Заём денежных средств — это важное выражение милосердия и любящей заботы о ближнем, но для того, чтобы стать разумным и устойчивым источником взаимной помощи, требуется контроль движения средств и распределение его по справедливости.

автор текста: Рав Ашер Меир