В соседнем магазине – дешевле!

 

Находясь в командировке, порыскал по загажникам, нашел собственную заметку на любимою мной некогда тему - анализ практического закона Торы. Может, кому пригодится?
Проблема

Молодой человек выходит с лекции о Торе, прослушанной им в каком-нибудь студенческом клубе Иерусалима, и направляется в ближайший магазин, чтобы купить там кипу ("ермолку"), поскольку во время лекции понял и осознал, что еврей не может ходить с непокрытой головой.

Нам известно, что в магазине, куда он идет, кипа стоит 12 шекелей. Но в магазине чуть дальше такая же кипа продается за 10 шекелей. Сказать ему об этом или не сказать?

Поиски решения. Проблема достаточно актуальна, ибо предполагает меру нашего прямого участия в денежных расходах, которые несут близкие нам люди. Если мы ответим на поставленный вопрос резко отрицательно, то это, среди прочего, будет означать, что и мы, попав в аналогичную ситуацию, не вправе ожидать помощи со стороны друзей и близких. А раз так, то где граница вмешательства в чужие поступки? И какова норма участия людей в том, что делает их окружение?

Стоит рассмотреть два варианта: 

1) покупатель – наш друг, а с продавцом мы знакомы явно в меньшей степени;

2) продавец – наш друг, или даже брат, а с молодым человеком, решившим обзавестись к 20 годам первой кипой, мы познакомились 5 минут назад.

Если проблему обсудить в узком кругу друзей и мыслителей, то, скорее всего, будут приняты к рассмотрению следующие параметры:

1) Участие в тратах наших близких. (Помочь еврею сэкономить деньги – означает спасти их; а спасение имущества ближнего – прямая заповедь.)

2) Участие в прибыли наших близких. (Помочь еврею заработать деньги – заповедь более великая, чем оказание безвозмездной помощи. Конечно, если все совершается в рамках закона.)

3) Проявление любви к своему ближнему. (В этом пункте нет разницы между друзьями и остальными евреями: любить надо всех евреев одинаково – до тех пор пока они не вышли из "еврейской общности", противопоставив себя всему народу.) Мы обязаны заботиться и о продавце в магазине, где кипа стоит 12 шекелей, ибо любим его не меньше, чем молодого еврея, все еще расхаживающего с непокрытой головой.

4) Соблюдение законов продажи: нельзя за товар, имеющийся на рынке и обладающий вполне установленной ценой, назначать цену, намного превышающую установленную (среднюю по рынку[1]). И если продавец это правило не выполняет, то пусть пеняет на себя.

5) Передача информации подобного рода иногда приводит к экономическим потерям со стороны торговцев, что запрещено законами лашон-ара (первый еврей говорит второму нечто, в результате чего третий еврей несет моральный или материальный ущерб).

6) Запрет на лашон-ара может проявиться и в том, что мы говорим другу о торговце слова, которые будут интерпретированы как осуждение (поношение, позор и пр.), в то время как закон все же разрешает торговцу поступать именно таким образом[2].

7) Запрет на утаивание информации. (Продавец пользуется тем, что покупатель не знает о цене на тот же товар в соседнем магазине. поэтому, вполне возможно, наша обязанность – сообщить покупателю информацию о реальном мире, в котором он живет.)

8) Спасение чужой собственности. (Спасти еврею деньги не всегда то же самое, что позаботиться о том, чтобы другой еврей деньги заработал. Вроде бы спасение предпочтительней помощи в заработке.)

Проблема усложняется тем, что в сборниках законов лашон-ара данная проблема не всегда освещается ясно. То, что задача явно относится к тематике злословия – это понятно: мы говорим нечто еврею, в результате чего кто-то экономит деньги, а кто-то теряет или приобретает клиента. Но в книге рава Зелига Плискина "Береги свою речь" (перевод с иврита и английского, издание Эш-Атора, Иерусалим), единственном практическом пособии по-русски на тему злословия, ничего по поводу нашей проблемы не сказано. И тому есть причина. Дело в том, что в книге "Хафец Хаим", на которой, собственно говоря, и построен труд рава Плискина, мы находим на заданную тему отрывок, отнюдь не проясняющий ситуацию…

Итак, если вы закончили самостоятельное обсуждение поднятого вопроса, то продолжаем! Сейчас будет дан ответ. Т.е. резолюция иудаизма, которую тоже надо обсудить, чтобы она была воспринята нами естественно, продуманно и осмысленно.

Открываем книгу "Хафец Хаим": часть вторая – законы рехилута, 9?ая глава, 10?ый параграф[3]. С учетом примечания (которое обычно помещается под звездочкой) получаем такую информацию: "Но если он (некий еврей, т.е. мы с вами) видит, что некто хочет войти в магазин, чтобы купить товар у другого еврея, и хозяин магазина продает с допустимой наценкой (в пределах одной шестой стоимости), – вполне возможно, что нельзя покупателя удержать от покупки".

 [Маленькое отступление – об одной шестой стоимости. Дело в том, что, согласно законам Торы, если на товар установлена некая рыночная цена, которая сама может меняться время от времени, то никто не вправе при продаже завышать цену выше установленного диапазона, не предупредив об этом покупателя. Диапазон устанавливается Торой в пределах плюс-минус одна шестая от средней цены. Например, если вещь на рынке нашего города стоит в среднем пять шекелей, то мы ее может продавать не выше шести[4]. Если покупатель не знал, что в соседней лавке она стоит пять, и принял нашу цену в шесть с половиной за среднюю, то он вправе подать жалобу в раввинский суд. Суд примет решение: если цена товара вошла в установленный диапазон цен, то сделка признается законной; если она лежит за пределами диапазона, то покупатель вправе потребовать или возврата денег, или возврата лишних денег. Закон имеет силу в обе стороны: как по отношению к продавцу, так и по отношению к покупателю[5].]

Обратите внимание на ноту сомнения в словах Хафец-Хаима: "вполне возможно, что запрещается удерживать покупателя от покупки".

Сомнение на иврите называется софэк. С чем связан софэк у Хафец-Хаима? Ответ находим тут же, в "Беэр-хаим", комментарии самого автора на той же странице. С одной стороны, существует мнение, что запрещено завышать цены на товар даже в рамках диапазона одной шестой. Другое дело, что при таком завышении сделка все равно будет считаться совершенной и товар возврату не подлежит. Но поскольку так поступать продавцу изначально весьма не рекомендуется, то можно предупредить покупателя о том, что он стоит перед ненужной тратой денег. С другой стороны, есть мнение, что завышать цену не выше диапазона – вполне легитимно и ничего запрещенного тут нет, а потому нельзя ни о чем предупреждать покупателя – поскольку при таком сообщении будут произнесены слова, позорящие невиновного продавца ("надо же, кровопийца, завышает цену на целый шекель!").

Итак, получаем софэк, сомнение в трактовке закона Торы! Именно Торы, а не решений, принятых мудрецами. Если сомнение в постановлениях последних всегда идет в сторону облегчения, то сомнение в законе самой Торы всегда разрешается в сторону устрожения. Запрет на произнесение лашон-ара дан Торой, а значит, нам нельзя вступать в переговоры с покупателем, которые приведут к его отказу от покупки. Но и закон, запрещающий завышение цен, тоже дан Торой (по приведенному мнению), а значит, нам надо удержать покупателя от покупки!

Всё это тоже можно обсудить. А можно сразу перейти к ответу, выписанному нами из сборника алахических постановлений[6].

Если продавец продает товар по цене намного выше установленной на рынке и есть в этом нечто, связанное с обманом покупателя[7], то в таком случае надо предупредить покупателя, даже если он нас ни о чем не спрашивает.

Если продавец продает товар по цене чуть выше обычной[8] и если покупатель пришел спросить нас, можно ли найти в округе магазин дешевле, мы, скорее всего[9], можем ему об этом сказать.

Если продавец продает товар по цене выше установленной[10], и покупатель не пришел спросить нас о магазине с более приемлемыми ценами, и, ко всему прочему, продавец потеряет покупателя, если мы ответим тому, что да, такой магазин по соседству имеется, то тогда существует следующее решение: если покупатель уже вошел в магазин, ему ничего нельзя говорить; но если он еще не вошел, то, возможно, нет никакого запрета дать ему полную информацию по этому поводу.

Если продавец продает товар по цене, немного превышающей установленную, и если как только мы скажем об этом покупателю, то нанесем продавцу моральный ущерб[11], то в таком случае ничего говорить покупателю нельзя. Но если для продавца в нашем сообщении нет никакого морального ущерба, то запрета на сообщение нет.

Просто, не правда ли?



[1] Разговор идет не о рынке Механе-Йеуда в Иерусалиме и не об одесском Привозе (мы правильно обозначили объект?), а о рынке как экономической категории.

[2] "Смотри, этот торговец завышает цены!" – фраза будет воспринята как осуждение в рамках такого примерно контекста: уж мы бы с тобой, друг Хаим, так никогда бы не поступили, верно?

[3] На иврите это звучит так: "Хафец Хаим", хелек "бейт", илхот рехилут, клаль "тет", сеиф "юд".

[4] Разница в один шекель – это и есть одна шестая от цены в шесть шекелей.

[5] Например, последний не имеет права приобретать товар по цене, которую он сам выдает за среднюю по городу ("продайте мне эту вещь; если вы еще не выяснили ее цену, то уверяю, что у всех она стоит столько-то"). Продавец может считать себя обманутым, если разница вышла за нижнюю границу диапазона.

[6] "Шут лехафец бехаим", "Вопросы и ответы" на актуальные проблемы, связанные с темой лашон-ара, редакция рава Шломо Рознера, иврит. См. там главу 15.

[7] Т.е. верхняя граница диапазона "плюс-минус одна шестая" успешно преодолена алчным продавцом еврейских головных уборов.

[8] Но в рамках диапазона.

[9] Осторожность формулировки связана с тем, что есть авторитеты, которые сомневаются в правомочности такого решения.

[10] Опять-таки в рамках диапазона.

[11] Повторяем, вряд ли продавцу хочется, чтобы о нем распространялась молва, что он, дескать, пусть не на много, меньше чем на одну шестую, но все-таки завышает цену. И еще раз повторим, что, кстати говоря, некоторые авторитеты разрешают такую надбавку. Главное, чтобы она не превышала одну шестую часть цены.

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus