О еврейской солидарности

Статья, которую я предлагаю читателям этого блога, была реанимирована неимоверными усилиями по возвращению к жизни старинных компьютеров, в недрах которых скрыты канувшие в лету древние тексты и летописи.

Короче, дело было так. Рав Поллак написал в своем блоге о единстве (или солидарности, точно не помню). И среди прочего привел там историю с делом Бейлиса. Ну, я и обмолвился в комментариях, что был у меня на эту тему рассказ, не рассказ, а так, некое эссе.

Был да сплыл. Но, поскольку я как бы обещал если не опубликовать его здесь на Толдот заново, то, по крайней мере, постараться это сделать, то и провел почти всю неделю в непрерывных поисках по всем махшевам, которые столпились у меня в махсане.

И наконец, текст был (сБ) обнаружен! Извлечен на наш свет из той старинной и странной эпохи, когда никто не слыхал про Windows и редактор Word. Бедные люди, нет?

Сам текст, оказывается, печатался в "Вестнике Швут-Ами", о чем я догадывался, но проверить долго не мог.

Вот он, перед вами! Новую правку не делаю, чтобы не порушить очарования реликта.

* *

Одно из самых первых выражений, с которым мы знакомимся, приступая к изучению иврита в ульпане, – это знаменитое: "Народ один – язык один". Контекст прозрачен: евреи, изучайте иврит!

Само это выражение как бы предполагает аксиому о том, что евреи – действительно один народ. А поэтому, дескать, если хотите принадлежать единому еврейскому народу – учите иврит.

Строго говоря, перед нами не что иное, как парафраз известной религиозной формулы, кратко выраженной в молитве "Шма, Исраэль". Творец – Один, а значит, и народ, Им избранный, – тоже один и един. Не будь он единым, не получил бы Тору на Синае.

Здесь и только здесь лежат истоки знаменитой еврейской взаимовыручки и взаимопомощи. Без способности к единению, без внутренней, цементирующей солидарности мы бы давно (ндБ) рассыпались.

Причем любопытно, что наша солидарность в глазах нееврейских соседей – черта, якобы свойственная нам в большей степени, нежели даже мудрость (или хитрость; все зависит от контекста чужой любви к нам). Примеров сколько угодно не только в частной жизни, но и в истории. Об одном таком эпизоде и пойдет рассказ. Может, вы найдете в нем новый, неожиданный ракурс.

Процесс Бейлиса. Возьмите любую книгу, где хоть как-то затрагивается судьба российских евреев начала 20 века. В ней обязательно найдутся хотя бы несколько слов об этом процессе. Впрочем, есть в том судебном разбирательстве некая "особая точка", о которой в большинстве книг – ни слова.

Дело было громкое, "показательное" – и довольно простое, составленное, что называется, без затей. Обычная абсурдность угроз, бесшабашная тупость следователей. Через тридцать лет таким процессом никто бы и не заинтересовался. Рутина и скука.

Но в начале века стояли другие времена. Была демократическая Россия – она противостояла "черной сотне". Были инициативные евреи – бизнесмены, банкиры, учителя, раввины. Русское еврейство в момент высшей точки своего подъема. Сила, с которой нельзя было не считаться. Сила победившая.

Но вернемся к началу.

Процесс начался осенью 1913 года в Киеве. Некто Бейлис обвинялся в убийстве христианского мальчика, кровь которого якобы была использована в ритуальных целях (уточним – при выпечке мацы).

До суда долго и нудно велось следствие, которое искало преступника, поскольку труп был обнаружен давно. И вроде, начали выходить на след шайки, но – тогдашним властям срочно требовалось обвинение в ритуальном убийстве. По случаю был найден "подходящий" еврей.

И тут следствие во главе с главным прокурором, не имея прямых доказательств виновности подсудимого, предъявило обвинение всему еврейству. Дескать, ваши собственные, еврейские законы требуют от вас совершения преступлений против человечества.

В свидетели обвинения были приглашены "специалисты". Как водится, ими оказались выкресты. Они-то и извлекли на свет одно место из Талмуда.

Можно представить себе, с каким удовольствием прокурор вывалил на стол перед присяжными заседателями толстый том с подчеркнутыми словами: "Что вы хотите от этого обвиняемого, если все евреи таковы! Их собственная религия утверждает, что только они – люди. Смотрите, написано: "Только евреи – люди; гои (неевреи) – не люди".

Вы думаете, то был неправильный перевод, передергивание? Ничего подобного, все абсолютно верно. Проверьте сами: трактат "Евамот", лист 61.

Тем, кому недосуг тратить время на чтение Талмуда, поясним, что в приведенном месте обсуждаются вопросы, связанные с такими понятиями как духовная чистота и нечистота. Среди прочих высказывается мнение, что в определенных случаях эти понятия относятся исключительно к евреям. На доказательство из самой Торы указал великий учитель прошлого – раби Шимон бен Йохай. Он заметил, что в соответствующем стихе Торы вместо слова "иш" (человек) стоит слово "адам" (с тем же значением). Тора как бы говорит: "Только вы (евреи) – адам, неевреи – не адам".

Представляете себе? Как гром прозвучало на судебном заседании: евреи в своем тайном талмудическом учении утверждают, что гои – не люди! Моментально газеты разнесли эти слова по всей России. И вся Россия замерла в ожидании ответа.

Еще до открытия суда еврейские лидеры, понимая, что на скамью подсудимых посажено все еврейство Российской империи, пригласили в защитники крупнейшего адвоката тех лет – Оскара Грузенберга. Тот призвал к сотрудничеству признанного авторитета в вопросах иудаизма – рава Яакова Мазе, тогдашнего главного московского раввина. (Мазе – аббревиатура слов "Из потомков Аарона").

Пока рассматривались прямые обвинения, Грузенберг с легкостью доказывал их несостоятельность. Как только перешли к кровавому навету, инициативу защиты взял на себя рав Мазе.

Но когда прозвучали слова из Талмуда, что еврей – человек, который, как уже тогда было известно, звучит гордо, а вот гой – никакой не человек, – тогда опустились руки и у рава Мазе. Сколько он ни объяснял, что здесь приведено частное мнение одного ученого, к тому же жившего две тысячи лет назад, и что за его слова никто сегодня ответственности нести не может, – все звучало неубедительно.

Буквально в те же дни получил рав Мазе письмо из польского местечка Голина от раби Меира Шапиры. (Тогда ему исполнилось 26 лет, но чуть позже он прославился как один из самых ярких учителей Торы в послевоенной Европе.)

Среди прочего раби Меир писал:

"Спасибо вам, защитники Бейлиса. Наши мудрецы учат: "Все евреи несут ответственность один за другого". Судьба одного еврея касается всех остальных. Никого нельзя оставить в беде. К сожалению, не так принято в других обществах, где бегут спасать только друзей и родственников... Об этом говорит Талмуд: под словом "адам" во многих отрывках Торы понимается еврей. У слова "адам" нет формы множественного числа. (Нет "адамов", как по-русски нет "человеков", а есть "люди".) Это не что иное, как характеристика нашего народа – мы рассматриваем себя как единое целое. Мы все – как один человек, адам. Почет и уважение вам, вставшим на защиту Бейлиса!" Так заканчивалось письмо.

Любопытно, что отправлено оно было до обнародования нового пункта обвинения про адама и евреев. Просто хасид из Польши написал то, что думал о нашем национальном качестве. Кто мог знать, что прочитано адресатом оно будет буквально накануне очередного, очень важного заседания суда!

Тут же поспешил раввин Мазе в зал заседания. И объяснил, что не национальную заносчивость следует видеть в словах великого раби Шимона бен Йохай, а простое указание на то, что адамом, человеком, Тора называет всякого, кому не безразлична судьба другого человека.

В те древние времена таким единым народом были евреи. Остальные народы и племена появлялись, жили и вымирали, так и не догадавшись, что причина их вымирания – в безразличии человека к себе подобным.

А евреи остались и сохранились – причем по-прежнему живут только благодаря своему внутреннему единству.

"Только вы, евреи, – адам, один человек, потому что, объединившись, выступаете как один человек, как одно сердце. Все остальные – не адам, не один человек, а множество людей, которым еще нужно объединиться". Вот как надо понимать слова раби Шимона[1].

Тут же обвинение по этому пункту было снято.

* *

От себя добавлю, что времена меняются. Новая История, вне сомнения, отличается от древней эпохи именно своим гуманизмом и обостренным вниманием к проблемам человека, включая повсеместную борьбу за права личности. И слава Б?гу, происходит это не без прямого влияния этики иудаизма на все человечество.

Люди научаются быть человеком. Не все вершины уже достигнуты на этом трудном пути. Но общий подъем налицо. Впрочем, это мое частное мнение. Спасибо за внимание.



[1] Ой, не могу не вспомнить один эпизод из своей жизни. Может, надо смолчать, но не могу!!

   Участвовал я в заграничном семинаре, скажем, в Москве, который был организован одной организацией, скажем, нет, не скажу, ибо незачем. Короче, пришелся он на юбилей дела Бейлиса. И, когда я читал лекцию, все честно пересказал – почти слово в слово, как вы только что прочли, только в актерском исполнении.

   Люди поняли – не скажу, что обрадовались и пустились в пляс, но проявили заинтересованность и согласие. Кому не хочется быть человеком?

   И тут – вы не поверите – из зала с диким криком выбежала женщина. Выскочила наружу и умчалась вдоль по коридору большого здания на Никитской, или где там. Мне тут же донесли, что с начальницей истерика.

   Оказалось, что она поняла мой устный текст буквально. И забилась в падучей на ту тему, что, мол, религиозные снова завели свою бадягу, будто только они люди, а все остальные "пыль у них под ногами".

   Женщина была израильтянкой, притворявшейся, что понимает по-русски, начальницей крупного отдела в той организации, на деньги которого проводился семинар. Причем была она чиновницей отчаянно левого разлива. Ортодоксов считала своими личными врагами и искренне была уверена, что правильная еврейская история начинается с какого-то там левацкого кибуца. А я тут расхаживаю в шляпе и с цицит наружу, конечно, любой расстроится.

Кажется, она обиделась на меня "непадецки" за то, что я с ней заранее не согласовал тему выступления. Видимо, хотела что-то вычеркнуть, что-то подправить. Одни словом, раж социалиста при исполнении – да еще в израильском формате. Тихий ужас.

   Каюсь, я не бросился ее успокаивать, занеся весь случай себе в преподавательский актив.

   Кстати, на этот сайт заходят мои друзья, свидетели того эпизода, могут подтвердить, если что.))

   Вы как хотите, а я и сейчас удивлен. Кто бы мог подумать, что дело Бейлиса все еще живет в нашей среде. Нет, еще есть над чем работать нашему народу, определенно есть. Не все еще стали одним с нами человеком.))