ЛЮБОВЬ ЗЛА

"Если мое счастье никак не связано с несчастием других, оно не может считаться аморальным".
Оскар У., "Письма из острога"

    


     В редакцию зашел интеллигентного вида молодой человек с козлом на поводке и сказал:
     - Хотим дать интервью.
     - Сразу оба? - спрашиваем. - На какую тему?
     - На обидную. Дело в том, что нам не нравится освещение полемики о легитимности зоолюбви в русскоязычной прессе Израиля.
     - Во, завернул, - сказали мы и попросили: - Повтори-ка про полемику.
     И он повторил. Мы так и сели. Зоо - это что, любовь в зоопарке?
     - Да поймите же, - горячо заговорил молодой человек, в то время как козел задумчиво стоял рядом и меланхолично пережевывал вчерашний ужин. - Мало того, что мы приехали из страны, где сердечные отношения к братьям нашим меньшим являлись уголовным преступлением. Да стой ты на месте, дура. (Ага, не козел, а коза!) Так еще и на исторической родине нашу ориентацию поносят почем зря. А о боли и личных трагедиях вы подумали?
     - Простите, какой боли?
     - Да вот же, придем мы к моим родителям. Познакомиться там, будущее обсудить вместе с квартирным вопросом. И что скажет мама?
     - Действительно, что скажет мама?
     - Не знаю. Но не обрадуется, это точно. Не бросится в слезах от счастья целовать мою суженую, не наденет на нее фату к свадьбе. - Тут у него задрожали губы. Пришлось подвинуть стул. Он сел, коза-невеста продолжала стоять рядом, обводя всех мутным взглядом.
     - А папа? Он тоже не обрадуется? - участливо спросил кто-то из наших. (Мы узнали голос корректорши. Ехидная особа.)
     - Не-а, - упавшим голосом ответил молодой человек. - Еще и прибавит какую-нибудь фигню. Дескать, женился бы я, сынок, как ты, - кем бы ты сейчас был?
     - Действительно, кем? - спросил тот же голос. И зря спросил, ибо на этих словах молодой человек буквально взорвался:
     - А все потому, что начитались ваших статей!!
     Пришлось его успокаивать:
     - Отведайте водички. - И мы протянули ему полный графин плюс мисочку поглубже. - Заодно дайте своей суженой, пусть тоже напьется.
     Но коза от воды наотрез отказалась, уставившись на букетик прошлогодних ромашек, стоявший в вазочке на мониторе, - единственное украшение комнаты.
     - Да вы что, ничего не слышали о "козлином гене"? - удивился молодой человек, утерев рукой мокрый подбородок. - Ученые его давно открыли, но прятали от общественности, чтобы не шокировать, ибо обогнали прогресс на два столетия вперед. А я с детства болею гормональным влечением к этим милым созданиям. - И он ласково погладил свою козу по холке, но та даже рогом не повела. - Когда же вы усвоите, темные люди, что нет патологии в поведении человека, а есть предрасположенность генотипа!
     - Факт - согласилась корректорша. - Теперь чего не хватишься, везде генотип. У меня вчера ручку "паркер" какой-то тип со стола стырил. Ясный корень, не воровство, а хромосомы такие - чужие ручки тырить подороже.
     - Да и вреда от нашей любви никому нет, - продолжил молодой человек свою исповедь. - Я доволен, она довольна, алиментов никаких.
     Мы посмотрели на флегматичную морду козы, но следов счастья не обнаружили.
     - Правда, никаких? - усомнился наш компьютерный наборщик.
     - Гарантированно! - торжественно заявил посетитель. - Любовь без последствий, сам проверял. А если кому невтерпеж, то и усыновить можно, суд признает.
     - Ах, какая прелесть, козленочка! - захлопала корректорша в ладоши.
     Мы строго на нее посмотрели, и молодой человек продолжил:
     - На днях Парад Любви прошел, от лица зоосексуальных меньшинств. Вы-то своих жен на парад не выводите, верно? Ни жен, ни мужей. А мы своих - выводим! Нас даже конная полиция охраняла - от провокаций со стороны общества защиты животных. Поганые зеленые! Впрочем, их-то как раз понять можно, они с помидорами живут, но обычные-то люди почему против? Из зависти?
     И он снова впал в депрессию. Коза тем временем прицеливалась, как бы ловчее ухватить икебану с монитора.
     - Так что там конная полиция? - напомнили мы посетителю.
     - Конная? Ах, да, эти кони всю дорогу бесстыдно ржали. Но это с непривычки, молодые еще, горячие, козлов вблизи не видели… Так что пишите опровержения на все статьи скопом! И давно пора запретить слово "скотоложство", оно политически не корректно! Вот вы, например, занимаетесь баболожством? - И он ткнул в редактора пальцем.
     - Ну, в некотором отдаленном смысле, - скромно ушел редактор от ответа и переместился за спину наборщика.
     Тут коза начала проявлять беспокойство, пытаясь залезть на стол, где стоял монитор. Молодой человек что было силы натянул поводок, коза замерла по стойке смирно, но передних копыт с бумаг на столе не убрала. Он продолжил:
     - И браки наши регистрировать надо по всей серьезности закона. А если для евреев, то под хупой. Пусть раввины оформляют.
     - Так козел, вроде бы, не очень-то еврей, - попытались мы возразить.
     - Если по матери-козе, то почему нет? - И молодой человек нервно дернул за поводок. Животное при этом издало жалобное блеянье.
     - Ах, по матери, тогда другое дело, - согласились мы, чтобы не раздражать их обоих.
     Корректорша для смягчения обстановки даже пропела фальшивым голосом:
     - "Ваша мать пришла, молочка принесла".
     Но вот как раз этого не надо было делать. Услышав блеющий голос корректорши, коза подпрыгнула в воздух. Поводок выскочил из рук суженого, - и она приземлилась прямо на монитор. Тот, накренившись, лопнул, из него посыпались гайки и цветные стекла. Раздался страшный грохот. Коза с ромашками в зубах перелетела под потолком на шкаф. Мы бросились спасать редакционное добро, причем у всех под ногами мешался графин с водой. Козлиный ад! Молодой человек вопил: "Зоофобы! Отдайте мне мою драгоценную". Драгоценная торчала на шкафу и уже не блеяла, а мычала громовым голосом, не выпуская из пасти букета. Корректорша, забыв про политкорректность, тянула ее вниз за хвост. Наборщик ругался по-пиратски: "Семеро козлят на сундук мертвеца, мать вашу так-то!" - и колотил козу шнуром от принтера. Редактор бился в истерике, катаясь по полу в обнимку с графином. Остальные просто носились из угла в угол, усугубляя беспорядок и пытаясь вызвать вахтера…
     Когда, конвоируемый вахтером, молодой человек шел по двору, ведя упирающуюся суженую на поводке, мы торчали в окне и молча провожали их взглядами. Икающий редактор порывался спеть "Идет коза рогатая" и топырил пальцы "козюлькой" (буква V). Но мы пихнули его в бок, пристыдив: "Тише ты, старый".
     Прощальную фразу молодой человек прокричал уже в воротах:
     - Ко всему прочему, у нас экологически чистое чувство. Без религиозных и расовых предрассудков!
     Наборщик не выдержал - возразил, тоже криком:
     - Почему же тогда "черного кобеля не отмоешь добела", а?
     Но двор был уже пуст.
     - Смелый человек, - произнесла с неожиданной завистью корректорша. - В нашу эпоху - и с козой. Настоящий Ромео…
     Теперь мы ждем посещения некрофила. И тоже в обнимку со своей, извините, Джульеттой.
    

     Фельетон опубликован в израильской газете "Новости недели" (приложение "Досуг") за 28 ноября 2002 года
    
    

{fcomment}