Царь Давид и колодец его детства

 

Один учебный цикл закончен – новый начат. Слава Всевышнему!
Мы только что закончили цикл видео-уроков по Гемаре (Вавилонский Талмуд). Изучалась Шестая глава трактата Бава-Кама. Всего записано и вывешено ровно 40 уроков.
И тут же начали новый цикл видео-уроков, на этот раз – Третья глава трактата Гитин.
Первый урок вышел в свет.
Уроки, как всегда, сопровождаются текстовыми материалами, куда входит перевод с арамейского на русский и классические комментарии.
Предлагаю одну из таких записей – чтобы показать, как все это выглядит. Из недр Урока 30. Пример стандартного толкования Гемарой текста Танаха. На этот раз – эпизод хроники царствования Давида.
До конца можно не читать, потому что не всякому интеллекту это по плечу.
Обратите внимание на то обстоятельство, что во все времена жизни нашего народа одним из самых важных аспектов еврейского существования является именно моральный аспект любого события.
Дальше до самого конца поста – текст урока. Лист Гемары 60, страница 2.
**
Сегодня мы читаем Гемару, которая занимается двумя одинаковыми отрывками из Танаха – Шмуэль 2, 23:11-17 и Диврей-Аямим 1, 11:13-19:
"Следующим (из трех упомянутых храбрецов) был Шама бен Агэ Арари. И собрались филистимляне станом, где был участок поля, полный чечевицы (в книге Диврей-Аямим: полный ячменя). И народпобежал от филистимлян. Встал на этом участке и спас его, и ударил по филистимлянам. И сделал Всевышний большое спасение. И сошли трое руководителей, командующие каждый тридцатью (воинами), и пришли в дни жатвы к Давиду в пещеру Адулам, а отряд филистимлян стоял лагерем в долине Рефаим. Давид находился тогда в укрепленном месте, а филистимляне – в Бейт-Лехеме. И захотел Давид (пить[1]), и сказал: кто даст мне выпить воды из колодца, что у ворот Бейт-Лехема? И пробились три храбреца сквозь лагерь филистимлян, и начерпали воды из колодца, что у ворот Бейт-Лехема, и понесли ее, и принесли Давиду. Но не захотел ее пить – а возлил ее Всевышнему. И сказал: не дай мне Б-г так поступить. Не кровь ли это людей, которые рисковали жизнью?"
Начинаем читать отрывок Гемары с самого начала.
ויתאוה דוד ויאמר מי ישקני מים מבור בית לחם אשר בשער – Сказано: "И захотел Давид пить, и сказал: кто даст мне выпить воды из колодца, что у ворот Бет-Лехема? Объяснение стиха: у Давида возник вопрос по поводу закона, и он послал людей к мудрецам Санедрина, который в те дни находился в Бейт-Лехеме[2].
ויבקעו שלשת הגבורים במחנה פלשתים – И сказано в следующем стихе: И пробились три храбреца сквозь лагерь филистимлян,
וישאבו מים מבור בית לחם אשר בשער [וגו'] – и начерпали воды из колодца, что у ворот Бейт-Лехема" и т.д. И принесли воду Давиду, но тот не захотел ее пить. Объяснение стиха: хотя Давид и послал их к мудрецам за ответом на вопрос, все же Давид отказался принять слова мудрецов.
Гемара спрашивает:
מאי קא מיבעיא ליה– какой вопрос у него возник?
Есть три варианта вопроса Давида.
1. Первый вариант.
אמר רבא אמר ר"נ (רב נחמן) – Сказал Рава: сказал рав Нахман:
טמון באש קמיבעיא ליה – возник у него вопрос по поводу спрятанной вещи в случае огня. Был нанесен ущерб чужому имуществу, укрытому внутри сгоревшей вещи. Вопрос: надо ли за него платить?[3]
Сказано: "И спас (этот участок)", что, по мнению рава Нахмана, означает (так стоит предположить): заплатил, после того как сжег. Остается выяснить, что́ сжег и за что заплатил. Очевидно, что, если сжег открыто стоящие копны, обязан платить. Но не так очевидно, должен ли платить, если сжег то, что в копнах было спрятано.
אי כר' יהודה אי כרבנן – И не знал, каков закон – по мнению ли раби Йеуды (который обязывает платить за укрытое внутри) или по мнению мудрецов (которые не обязывают платить за укрытое внутри)?[4]
ופשטו ליה מאי דפשטו ליה И ответили ему мудрецы как ответили. Их ответ нам неизвестен.
**
2. Гемара приводит второй вариант вопроса Давида.
רב הונא אמר – Рав Уна сказал:
גדישים דשעורים דישראל הוו – там были ячменные копны[5], принадлежавшие евреям,
דהוו מטמרי פלשתים בהו – и в них укрылись филистимляне. Давид захотел сжечь эти копны, чтобы уничтожить врагов, угрожавших его жизни.
וקא מיבעיא ליה – И так спросил Давид у них (у мудрецов):
מהו להציל עצמו בממון חבירו – каков закон: можно ли спасать себя при помощи чужого имущества? Т.е., могу ли я спасти себя, уничтожив еврейские копны, в которых засели враги[6]?
שלחו ליה – Мудрецы ответили ему (через тех храбрецов):
אסור להציל עצמו בממון חבירו – запрещено спасать себя при помощи чужого имущества[7];
אבל אתה מלך אתה – но ты царь,
מלך] פורץ לעשות לו דרך ואין מוחין בידו – а царю, пробивающему[8] себе дорогу через чужие владения, не запрещают так поступать[9].
Вывод: мудрецы разрешили Давиду не платить за сожженные им еврейские копны ячменя.
** **
3. Гемара приводит третий вариант вопроса Давида.
ורבנן – Но мудрецы,
ואיתימא רבה בר מרי – а некоторые считают, что это был Раба бар Мари,
אמרו – говорят:
גדישים דשעורין דישראל הוו – там были ячменные копны, принадлежавшие евреям,
וגדישין דעדשים דפלשתים– и чечевичные копны, принадлежавшие филистимлянам.
וקא מיבעיא להו– И так он спросил у них (такой вопрос у него возник):
מהו ליטול גדישין של שעורין דישראל – каков закон: можноли взять ячменные копны, принадлежащие евреям,
ליתן לפני בהמתו – чтобы задать своей скотине,
על מנת לשלם גדישין של עדשים דפלשתים – с намерением после этого заплатить им чечевичными копнами, принадлежащими филистимлянам?[10]
שלחו ליה – Ответили ему стихом из пророка (Йехезкель 33:15)[11]:
חבול ישיב רשע גזילה ישלם – "Залог вернет нечестивец, за награбленное заплатит".
אע"פ (אף על פי) שגזילה משלם – Хотя и платит за награбленное,
רשע הוא – все же он назван нечестивцем[12]. А значит, так нельзя поступать[13].
אבל אתה מלך אתה – Но ты царь,
ומלך פורץ לעשות לו דרך ואין מוחין בידו – а царю, пробивающему себе дорогу через чужие владения, не запрещают так поступать. Поэтому можешь взять чужое зерно и задать его своим коням.


[1] Не сказано, что захотел пить. Сказано только, что захотел. И хотя пояснил: "кто напоит меня водой?" – тем не менее, это, возможно, фигура речи, поскольку Тора обычно уподобляется воде. Смысл: кто принесет мне ответ мудрецов на мой запрос?

[2] Некоторые комментаторы отмечают, что вряд ли он на самом деле просил воду из Бейт-Лехема. Потому что вокруг было достаточно воды. Да и непонятно, почему именно из Бейт-Лехема.
Еще одна причина искать драш (неочевидное толкование стиха): если попросил воду из своего родного города – то почему не выпил, когда ее принесли? (Маарша)

[3] Откуда в тексте возник такой вариант ответа?
Согласно Раши, воины Давида сожгли копны, принадлежавшие евреям, а внутри были укрыты инструменты владельцев или одежда. Мнение мудрецов: за скрытое платить не надо. Мнение раби Йеуды: надо. (См. ниже, стр. 61-2).
Согласно Маарша, в стихах говорится о копнах ячменя и копнах чечевицы. Рав Нахман считает, что чечевица была укрыта в ячмене. Возникла проблема – как платить? По цене ячменя (как считают мудрецы)? Или (как считает раби Йеуда) по цене чечевицы, которая дороже ячменя?

[4] Оба эти мнения были известны. Но неизвестно, по какому мнению идет закон.

[5] Согласно отрывку в Диврей-Аямим.

[6] Давид прекрасно знал, что спасти жизнь можно даже ценой нарушения запрета (ситуация пикуах-нэфеш). В таком случае отменяются все запреты – кроме запретов на прелюбодеяния, убийства и поклонения идолам (см. Йома 82-1). Однако в нашем отрывке он встал перед проблемой: да, это пикуах-нэфеш, сжечь можно, но надо ли платить за сожженные копны?
Есть учителя, которые добавляют, что из самого вопроса ("можно ли спасти себя за счет чужого имущества?") следует, что у Давида были и другие способы спасения. И возможно, он спросил: несмотря на это, могу ли я поджечь еврейские копны? И тогда вероятен ответ: если существует другой способ спасения, нельзя причинять ущерб чужому имуществу.

[7] Закон гласит: можно спасти жизнь за счет чужого имущества – но потом обязан за него заплатить. (Шульхан-Арух, חושן משפט שנט ס''ד)
Некоторые считают, что запрещено спасать себя только в одном случае – когда заранее собирается не платить (Рашба и др.).

[8] Царю позволено пробить ограду чужих полей, чтобы провести дорогу себе и своему войску. Как учим в "Бава-Батра" (100-1): "нет размера для царской дороги". (Раши)
Закон о царе и чужой ограде – лишь пример того, что царю разрешено использовать чужую собственность.

[9] Мишна в Санедрин (20-1): царь может пробить ограду на чужом поле. Раши: и даже провести дорогу к своему (царскому) полю или винограднику. (Рамбам: может так поступить только в случае войны.)
Согласно Тосафот, речь идет не о разрешении царю так поступать (на эту тему есть Мишна в Санедрин). Но здесь речь идет о том, что царь может не платить за использование чужого имущества. И вообще – все вопросы, которые, согласно нашей Гемаре, были заданы Давидом мудрецам (через храбрецов), касаются только денежной компенсации, а не разрешения на то или иное действие.

[10] Нееврея нельзя грабить (Шульхан-Арух, חושן משפט שנט ס''א). Но можно забрать его имущество как трофей в случае войны. Поэтому Давид мог конфисковать чужую чечевицу для выплаты евреям за их ячмень. Вопрос Давида касался только евреев: можно ли взять их ячмень с намерением расплатиться?

[11] Положение, приведенное Йехезкелем, было известно до его рождения.

[12] Человек обязан заплатить за награбленное – и все равно он остается преступником. То же самое в случае ущерба: нельзя наносить ущерб, потому что, даже если нанес ущерб и потом заплатил – все равно остался преступником. Т.е., нельзя наносить ущерб даже с намерением потом заплатить. В случае опасности для жизни: нельзя спасать себя путем уничтожения чужого имущества, если собираешься не платить.

[13] Рош пишет, что копны с чечевицей еще не были в руках воинов Давида. Если бы были – то так поступить можно (потому что чечевица стоит дороже ячменя – и хозяева реквизированного ячменя были бы довольны). В этом и заключался вопрос Давида: филистимлянские копны чечевицы мной еще не захвачены – могу ли я взять еврейский ячмень с намерением расплатиться с евреями после того, как захвачу чечевицу в качестве трофея?
Ям-шель-Шломо с этим не согласен. Дело в том, что в Шульхан-Арух (חושן משפט שנט ס''ב) приведен спор на следующую тему. Известно, что другого человека можно сделать хозяином вещи без его разрешения – если он получает от этого выгоду. Но можно ли взять у него вещь без его ведома, даже если он получит выгоду, – с этим согласны не все.