Детектив про рава Аси

Терпеть не люблю попадать в детективы, но вечно в них оказываюсь.
Сижу, никого не трогаю, вернее, готовлю урок по Гемаре. Урок на русском. Это означает, что я должен четко произнести перед учениками текст Талмуда и перевести его на русский, дав, по возможности, объяснения. Свои – объясняющие простой смысл слов и понятий, а также чужие – принадлежащие самым признанным комментаторам. Что называется, по минимуму.
А еще мне надо все это записать буквами и словами. Потому что своим ученикам всегда даю в помощь два-три листа с текстом оригинала, переводом и комментариями – для повторения, запоминания, подготовки и прочих обычных для ученика Талмуда надобностей. И в этом тексте, как вы понимаете, должно быть раскрыто каждое слово, без всяких сокращений. Потому что помощь – это облегчение, а не усложнение.
Да, забыл сказать, что сижу и готовлюсь не просто к уроку, а к видео-уроку. Есть у меня такие по Талмуду. Сейчас как раз шла подготовка к Уроку номер 5 по третьей главе трактата Гитин. Понятно, тут ответственности еще больше. Ибо видео – оно на века!))
Так вот, на странице 25-1 трактата Гитин приведено несколько мнений на одну тему. (Это я начинаю вводить вас в суть детектива.)
"Зеири (был такой амора, мудрец эпохи составления Талмуда) сказал так-то. И то же самое сказал рав Аси".
А потом написано, что раби Йоханан сказал иначе, а именно – так-то.
И говорится, что раби Йоханан идет в этом вопросе, согласно своему мнению, которое едино во всех подобных темах. И чтобы показать, что это за мнение, написано: "Как сказал рав Аси: сказал раби Йоханан (в другом месте): то-то и то-то".
Ну, а дальше начинается обычный разбор Гемары с привлечением талмудической логики и прочего классического материала.
Ничего сложного.
Всего-то мне и надо было написать по-русски эту фразу: "Как сказал рав Аси: сказал раби Йоханан (в другом месте): то-то и то-то".
Ну, я ее сходу и перевел. Мол, в чем проблема? А уже перед самым уроком вдруг выяснилось, что не все так просто. На странице Гемары Виленского издания (а значит, у всех) написано: דא''ר אסי א''ר יוחנן.
Вы умеете раскрывать сокращения? Я умею. Это означает: "сказал рав Аси: сказал раби Йоханан".
И что-то меня потянуло посмотреть – для надежности – как другие раскрывают это сокращение – דא''ר אסי?
Беру пару книг – Метивта и Шотенштейн. Там приводится не только "огласованный" текст, но и без сокращений. В первой написано: דאמר רבי אסי אמר רבי יוחנן – "сказал раби Аси: сказал раби Йоханан". Раби, а не рав! Во второй то же самое.
Стоп, говорю я, это что же получается – они разные? Это не один мудрец?
В первый раз сказал рав Аси, во второй – раби Аси.
Лезу в книги, ничего не проясняется. Почему составители Метивты и Шотенштейна выбрали именно такой вариант, непонятно[1].
И все пока не беда – если б не одно обстоятельство. Дело в том, что выше рав Аси сказал одно, а раби Йоханан – в пересказе того же рава Аси! – совсем другое.
И есть настолько изящное объяснение, почему рав Аси от себя говорит одно, а от имени раби Йоханана иначе, что его ни в коем случае нельзя не сообщить ученикам.
Даже два объяснения. Одно принадлежит великому учителю эпохи ришоним – Рашба. А второе – другому прославленному мудрецу той же эпохи по имени Маарам-Шиф.
И оба они исходят из того, что в нашем отрывке Талмуда речь идет об одном человеке.
Второе объяснение приведу даже здесь, настолько оно простое. Дело в том, что обычно, если чье-то мнение в Гемаре приводит другой мудрец, то этот другой мудрец с мнением первого согласен. Как правило. Но не всегда. Вот перед нами и возникло такое исключение: сначала Гемара привела мнение рава Аси, а потом мнение раби Йоханана, которое дошло до нас со слов рава Аси, но сам рав Аси с ним не согласен.
Короче, замечание Рашба и Маарам-Шиф пропустить никак нельзя.
Но теперь оказалось, что они разные люди! Один рав Аси, второй раби Аси!
Открываю справочники с биографиями. Так и есть, разные!
Первый жил в эпоху Рава и Шмуэля, зачинателей всей "вавилонской мудрости". Более того, он в Бавеле родился и, когда Рав туда пришел из Эрец Исраэль, он нашел там самого сильного в своем поколении – рава Аси. Это называется первое поколение учителей-амораим.
А раби Аси – совсем другой человек. Он тоже родился в Бавеле, но поднялся в Эрец Исраэль, потому и получил звание раби. И был он учеником раби Йоханана – в третьем поколении учителей-амораим.
И теперь возникает жуткая трудность. Если они разные люди, то зачем ришоним дают нам свои изящные объяснения для снятия трудности – как может один человек в двух местах на одну тему говорить разные вещи?
А если это один человек – то еще менее понятно: как мог рав Аси привести мнение раби Йоханана, который жил через пару поколений после него? [2]
Ой, у меня же вечером запись урока! Так и предвижу, как скажу – в первый раз "рав Аси", а во второй, буквально через несколько секунд – "раби Аси" – про него же!
Делать нечего, записываю в виде сноски в своем уроке на второй странице следующее пояснение – и оправляю через сайт на сервер:
[В обычных изданиях Талмуда написано דא"ר אסי, т.е. не указано "рав Аси" или "раби Аси". Но в современных изданиях с огласовкой пишется "раби Аси". Это или ошибка, или указание на мудреца, который был тезкой тому раве Аси, мнение которого приведено в Гемаре выше, сразу после мнения Зеири.] – Квадратные скобки, чтобы были видно, что это я пишу от себя.
На вечернем уроке проскочил это место, не акцентируя внимания на званиях и именах. Но что-то внутри не давало покоя, шевелилось и вздыхало печально.
Снова все перерыл, ничего не нашел. Чувствую, не на ровном месте Метивта и Шотенштейн написали "раби Аси". Но это же подстава против Рашба! Одним словом, ужас.
На следующий день иду по улице своего города, прохожу мимо дома, который называется Бет-Ораот, туда приходят с вопросами к раввинам. И знаю, что сейчас, в этот час приема нет, все раввины учатся и учат, прием будет поздно вечером. Все-таки поднимаюсь, начинаю дергать двери. И даже постучал в дверь кабинета главного раввина города.
Он сидит с Талмудом. Говорю, что у меня тоже вопрос по Талмуду, причем очень важный (я так умею). Он быстро вникает в тему – и спрашивает: а если смолчать?
Уже смолчал, говорю. Но мне урок еще повторять и пересказывать. Вы не знаете "русских", кто-нибудь сразу на слух заметит, а если по написанному – то и вовсе непременно. Устно я вчера смолчал. А что на бумаге?
Да, говорит, с "русскими" я знаком, они такие.
Вздыхает и замечает: это тем более удивительно, что написано, что свое мнение рав Аси привел сразу после Зеири: "И то же самое сказал рав Аси". Зеири – учитель второго поколения. А значит, то был не рав Аси, а раби Аси, младший современник Зеири и раби Йоханана.
И спрашивает – проверил ли я: может, это все-таки один рав Аси? Просто очень долго жил. В течение двух с половиной поколений. Почему нет? Такие случаи бывали. – Отвечаю: проверил, не складывается.
Говорю: а если прямо признать, что Рашба ошибся? Он за голову хватается: не дай Б.! Рашба никогда не ошибался. Выступить против мудреца эпохи ришоним может только такой же из той же эпохи.
Да я и сам знаю, что Раши, Тосафот, Рамбам и их современники не ошибались[3].
Так или иначе, возвращаюсь домой и меняю текст злосчастной сноски. Теперь она выглядит так:
[В обычных изданиях Талмуда написано דא"ר אסי, т.е. не указано "рав Аси" или "раби Аси". Но в современных изданиях с огласовкой пишется "раби Аси". На самом деле, было два мудреца: рав Аси (первое поколение амораим; родился и жил в Бавеле; современник Рава и Шмуэля), раби Аси (родился в Эрец Исраэль, ученик раби Йоханана, третье поколение амораим). Но некоторые полагают, что речь идет об одном мудреце.]
А по дороге домой, дай, думаю, зайду к раву Мордехаю Карпу. Есть у нас такой выдающийся мудрец. Всё знает. Я к нему за пару дней до последнего Песаха заходил с другим очень трудным вопросом, но уже по Гемаре трактата "Бава-Кама". Помню, в доме у него, вокруг дома и в синагоге, которая стоит рядом с домом дверь в дверь – клубилось великое море народу. Шла раздача "ручной мацы" (если вы знаете, что это такое). Раввин был нужен сразу всем! А я стоял в стороне и сокрушался, что, видать, не судьба мне с ним поговорить. И вдруг он подбегает ко мне и спрашивает, в чем дело. Наверное, решил, что я до такой степени несчастный и бедный, стою с печальным лицом, что не могу сам купить "ручную мацу".
Нет, говорю, у меня не маца, а Гемара. Вопрос трудный, неподъемный. Он тут же отключается от всех, хватает кучу книг – а они у него стоят, висят и лежат по стенам всего дома, на столах и на стульях-кроватях, начинает рыться – а остальные стоят в стороне почтительно – в полной тишине. Вот, наш раввин Талмудом занимается! И гордость светится в их глазах.
Он мне ответил коротко, ткнул в книги, попросил за ним повторить – и я ушел более чем довольный. Получается, что и ответ полный получил – и увидел, каким должен быть настоящий израильский раввин! Ради одного этого стоило зайти.
Итак, пошел я и на этот раз (с нашем равом Аси) к его дому. А рав Карп выбегает из дверей и бежит к машине. Уезжает на несколько дней. Откуда знаю, что на несколько? Да потому что у него в руках мешочек тфилин. Он меня окликнул – и сокрушенно посетовал: эх, пришел бы ты, рав Рувен, на пять минут раньше. И уехал.
Иду домой. Поздно. Из соседней ешивы (называется Хадера) шум разносится. Думаю, так ведь и там есть раввины!
Зашел. Ученики, которых нашел в коридоре, в один голос посоветовали пойти в кабинет рава Кагана. По поводу Гемары он примет всегда.
Я и зашел. Он выслушал, поднял книги – и сразу выдал несколько гипотез. Все ужасно красивые. Мне понравились. Ну вот, думаю, снова придется менять сноску.
А потом настало время субботы. Вот, той самой, что только что прошла. Недельный раздел Вайера.
И после вечерней Минхи, перед субботним Маревом подхожу к раву нашей маленькой общины Элияу Килерману – обсудить некоторые детали завтрашнего, утреннего мероприятия. И как бы заодно спрашиваю про рава Аси и раби Аси. Говорю, что не поворачивается у меня язык сказать, что великий Рашба ошибся.
Он тут же бежит к полке с книгами, открывает несколько изданий с комментариями Рашба и торжественно объявляет: вот, в самом исправленном написано, что Рашба не мог ошибиться!
Оказывается, у Рашба был другой вариант Гемары, не такой, как у нас. Рашба держал в руках издание, в котором было написано два раза "раби Аси". Без "рава". Один и тот же человек!
Да, это ученик раби Йоханана, он сначала сообщил нам свое мнение, а потом мнение учителя. (Кстати, надо сказать, он учился у многих учителей.)
И у меня отлегло от сердца.
А про Маарам-Шиф еще проще. Его слова надо читать так: и если кто скажет, что рав (!) Аси был тем, что привел оба мнения (одно от себя, второе от имени раби Йоханана), то пусть это не совсем так, но даже если допустить, что речь идет об одном раве Аси, все равно можно сказать, что со вторым мнением, приведенным им же от имени раби Йоханана, он был не согласен, а поэтому противоречия нет[4].
Ну, чем не детектив!
Теперь надо снова менять сноску. Пусть хотя бы в книге с моими уроками и переводами – если таковая выйдет – будет написано правильно[5].


**
Да кстати, об утреннем мероприятии. В нашей синагоге мы сделали брис внуку, второму сыну нашей дочери Ривки. Имя он получил Йосеф-Мордехай. Вы думаете, в субботу это просто устроить (я про брис, а не имя)? А вечерний шалом-захор?! А сиуда утром в синагоге на две семьи в 40 человек?!
Сандеком был я. Поэтому вам браха – да продлит Всевышний ваши жизни в еврейском народе и Торе!

___________________________________

[1] Хотя по-другому сокращение א''ר не раскрывается. Как правило: אמר רבי, "сказал раби такой-то".

[2] Надо признать, было еще два рава Аси в третьем поколении. Но одного чаще звали рав Ати, он не был ведущим раввином в своем поколении. А второго, как правило, полным именем – рав Аси бар Натан. – Нет, они к нашей теме отношения не имеют. Жаль, конечно.

[3] А если мы нашли у них что-то типа ошибки – то за этим стоит изящное объяснение – значит, была такая-то причина, из нее мы сейчас выучим новое великое правило, такое-то.

[4] Т.е., у Маарам-Шиф был такой же вариант Гемары, что и у нас. Но он сказал, что это не помеха: даже если вы хотите сказать, что рав Аси был одной личностью, то вот почему нет проблемы! (Хотя известно, что их было двое.)

[5] А сразу после субботы позвонил главный раввин города. Сказал, что нашел ответ. И сообщил то же самое, что и раввин нашей синагоги. Почти слово в слово. Я спросил, как он меня нашел: в телефонной книге нас нет, он не знал ни адреса моего, ни фамилии. Отвечает: арав Пятигорский, я видел вас в день открытия синагоги "Хазон Давид". Вы сидели во втором ряду. Связался с габаями. Там вас все знают.
Меня все знают. Как вам это нравится?
ПС. Кстати, этот текст я пишу в синагоге "Хазон Давид". Сейчас закончу – и пойду к раву Кагану через дорогу. Уверен, что, прежде чем раскрою рот, он мне выдаст тот же самый ответ – что рав Килерман. Почему-то уверен.