Немецкая справка

 

Как всегда, в понедельник вечером на этой неделе (27 июня) – мой урок на экране. На этот раз (сБп) по недельному разделу "Пинхас", тема – "Сила молитвы".

Год назад у нас была другая тема – "Самопожертвование", но из того же раздела

Предлагаю короткий рассказ с прошлогодней видео-лекции. Его герой – выдающийся талмудист и великий ученый раби Шимон Шкоф, благословенна память праведника.

Шла Первая мировая война. Немцы выводили войска из польского Браньска (местечко в Мазовецком краю, стоит на полпути между Варшавой и Белостоком: не путать с русским Брянском). Шла передислокация гарнизонов.

Но так случилось, что прозвучал выстрел и какая-то шальная пуля убила немецкого солдата. И поскольку это произошло уже на выходе из еврейского района, его жители испугались. И на то было основание. Дело в том, что немцы в таких случаях наказывали именно местное население, считая, что стреляли из окон одного из домов. Хотя, скорее всего, выстрелило немецкое ружье; такое часто бывает, когда солдаты срочно выходят в поход.

Так или иначе, немцы решили отомстить за погибшего[1]. Они окружили еврейские кварталы и стали палить без разбора по окнам, чтобы никто не смог выйти. А рядом с тем местом, где убили их пехотинца, на той же площади, подожгли еврейский постоялый двор – вместе с людьми, находящимися в нем, и не давали его потушить, хотя рядом стояла исправная водокачка.

Окрестные жители пытались приблизиться к водокачке, но их отгоняли выстрелами в воздух или прикладами.

И тогда местный раввин, рав Шкоф, быстро побежал в немецкий штаб, который готовился к эвакуации.

Представьте себе картину: вокруг суматоха, вопли, бестолковые команды, как это оычно бывает при фронтовой эвакуации частей, беготня вестовых, ругань. Немцам явно не до старика-раввина. Ему не дают даже войти. Он рвется в двери, стучит в окна, кричит. Но его гонят прочь и даже грозятся пристрелить. Жуткая ситуация.

А надо заметить, в те годы у рава Шкопа развилась болезнь сердца, которая не позволяла ему активно двигаться и даже учиться, ибо большую часть времени врачи советовали ему проводить в кровати. Он в мирной-то жизни не очень слушался врачей, а тут в момент опасности и вовсе перестал думать о себе.

Известно, что человеку, который заботиться не о себе (а у нас на том уроке тема была, повторяю, Самоотверженность), помогают небеса. На его крики – а кричал он по-немецки[2] – из окна высунулся немецкий офицер и спросил у часовых, что нужно этому странному человеку.

Раввину разрешили приблизиться – и он сказал, что ему нужна справка.

Справка?! В такой час? Что еще за справка?

Обычная справка о том, что можно накачать воды из водокачки.

Да, какая еще, доннер-ветер, водокачка?!

Там, за углом, господин офицер, горит дом, в нем люди, а рядом вода, но ее нельзя взять без разрешения. Распорядитесь, пожалуйста, чтобы не было неприятностей – ни людям в горящем доме, ни мне.

Ох, матер-брутер, дайте этому ненормальному справку.

И чтобы с печатью, господин офицер. С печатью!

В результате таких переговоров получил раввин справку на немецком, где было написано "дайте ему воды", стояла кривая подпись и был оттиснут круглый абрис[3] полковой печати.

Тут же раввин побежал со всех ног обратно. Схватился за ручку насоса и стал качать воду в корыто. Подбежали немецкие солдаты и снова стали прогонять этого неугомонного старика. Он, не прекращая качать, крикнул, что у него есть разрешение.

Какое еще разрешение?!

А вот оно. И он протянул им мокрый лист бумаги. Те схватили, стали изучать. Печать, вроде, их полка, а подпись неразборчива. Но, видно, настолько в немецкой натуре велика любовь и почтение ко всякого вида справкам и приказам, особенно письменным, что они на всякий случай оставили его в покое.

Тут и другие евреи подбежали к своему раву. Вместе быстро накачали воды, стали поливать тот дом, пока не потушили ворота, а там и людей смогли вывести. Все были спасены[4].

А когда немцы окончательно вывели войска, рав Шкоф – так передают – бегал по всему Брянску и помогал тушить многочисленные пожары.

Потом говорили, что их раввин спас весь город.

* *

О раввине Шкопе.

Шимон Йеуда бен Ицхак Шмуэль Шкоп, родился в 1860 году в городке под названием Турец, что под Минском, умер в 1940 году, в городе Гродно.

Уже в 12 лет обладал такими знаниями, что ему не могли подыскать учителя в городе. По этой причине был послан на учебу в знаменитую ешиву "Мир". Там три года учился под руководством видного раввина "литовского направления", раби Хаима Тиктинского. Затем перешел в Воложинскую ешиву, где учил Тору из уст самого Анецива (так звали раби Нафтали Цви Йеуду Берлина).

В 24 года был приглашен учителем в ешиву города Тельз (Тельшай), где преподавал в течение 18 лет. В 1907 году открыл ешиву в польском Браньске, а через 9 лет перевел ее в Гродно. На посту главы гродненской ешивы находился 20 лет.

О его способе преподавания современники, перефразируя слова Талмуда, говорили: "раби Шимон не выкорчевывает горы, он их проходит насквозь"[5].

Когда рав Шкоп достиг преклонного возраста, врачи, знавшие, что у него с детства слабое сердце, рекомендовали ему уменьшить ежедневное число уроков Торы, на что пациент ответил: "Я могу исполнить любое предписание медицины, только не это, поскольку согласен укреплять сердце, чтобы учить Тору. Но без Торы – зачем укреплять сердце?"



[1] Сто лет назад у немецкой нации не было особого негативного отношения к евреям – по крайней мере, на фронте. Месть была положена по инструкции.

[2] Вернее, на идиш, но в час опасности эти два языка становятся удивительно похожими один на другой.

[3] Abri?.

[4] Только не спрашивайте в комментариях, почему люди не повылазили в окна. Я не знаю, да и вам советую не отвлекаться. Так написано во всех книгах с этим эпизодом, которые я прочел. Если спрашивать – то по теме. Она того сто?ит.

[5] А вот эту аллюзию пояснять не буду. Затратьте силы, поройтесь в литературе, поспрашивайте людей – сами узнайте, что здесь имеется в виду. Учтите, награда за усилия.

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus