Блюдце с норками

 

На днях я "запостил" в блоге заметку о Концепции времени в иудаизме. В свое время она вышла в "малой израильской прессе". Теперь добавлю, что та давняя история имела продолжение. А именно: некие люди, возмущенные моей статьей, стали слать в раздел "писем в редакцию" (есть такой жанр) своего рода опровержения, основанные на том, что, как известно, Талмуд полон самых примитивных воззрений на всё на свете, а не только на святое в науке понятие времени. И они привели несколько примеров упомянутого примитивизма. Что на это сделала редакция? Она те письма опубликовала, а мне предложила ответить, на что я наотрез отказался. А потом подумал – и согласился.

ОТКУДА ВЗЯЛОСЬ БЛЮДЦЕ С НОРКАМИ

Странные вещи происходят иногда с человеком: никогда раньше не приходилось мне заниматься защитой Торы на страницах израильской прессы, – не потому что считаю такую работу зазорной, а потому что занят множеством других дел, и тут вдруг принесла эта самая пресса удивительный отрывок якобы из Талмуда. Поскольку, кроме прочего, я занят еще и преподаванием классических еврейских знаний, то и было мне предложено этот удивительный отрывок прокомментировать. И, представьте себе, я это предложение принял! Не переставая удивляться самому себе: о, Господи, зачем мне все это надо?

Отрывок, повторяю, очень странный. Убийственный отрывок! Из него следует, будто наши предки, хваленые еврейские мудрецы, были такими же дремучими в сфере представлений о мироздании, как и необразованные племена на самых нижних этажах человеческой истории.

Самое же странное даже не в этом. А в том, что Талмуд и сегодня изучается в ешивах и хедерах многих стран мира. Тысячи молодых евреев корпят над его страницами – и что они там учат? Тихий ужас эпохи средневековья – вот что они там учат, если верить приведенному отрывку. И это в то время, когда их сверстники овладевают знаниями в области инженерной генетики и микрофизики! Поэтому, хочешь не хочешь, пришлось мне, скрепя сердце, взяться за экспертную талмудическую оценку.

Но сначала текст пресловутого отрывка. Привожу его в том виде, в каком он дошел до меня, без минимальной редакторской правки, что само по себе, согласитесь, тоже характеристика:

"В Талмуде рассказывается, что Земля представляет собой плоское блюдце, накрытое толстым – шириной в несколько лиг – непрозрачным небесным сводом, в котором сделаны две узкие норки – одна с востока, другая с запада; что солнце утром выползает из восточной норки, а вечером скрывается в западной, ночью же оно перебирается от одной норки к другой по небу – плывя над землей над непрозрачным сводом небес и оттого оставаясь для нас невидимым!"

Здорово, нет? Несколько затянуто, правда, но карикатура вполне образная. Так и видишь вместо солнца суетливую мышку, которая носится по пыльным антресолям взад и вперед. Солнышко с хвостиком.

Но все это эмоции. А теперь по существу. Первое предварительное замечание к приведенному отрывку: трактат Талмуда в нем не указан, а значит, отрывок, если учесть его клоунский стиль, взят из книги, где собрана критика на еврейское традиционное наследие. Подобных книг за столетия издано сотни, их тексты вывешиваются ныне на множестве сайтов, которых нельзя обвинить в юдофильстве. Причем, судя по использованию термина "лига" ("свод шириной в несколько лиг"), книга написана по-английски или на другом западноевропейском языке. Действительно, лига (league) – морская мера длины, равная примерно трем милям (чуть меньше пяти с половиной километров), применялась на британских кораблях в эпоху завоеваний. Там, где в русском тексте, стилизованном под старину, будет употреблено слово "верста", в европейском варианте вы обязательно обнаружите "лигу". К слову сказать, с французской копией этого термина – лье (lieue) – многие знакомы по названию романа Жюля Верна "20 000 лье под водой".

Итак, отрывок – стилизация под Талмуд, но не сам Талмуд. Причем с сайта или из книги на иностранном языке (но не на иврите или по-арамейски, это уж точно!). Такому предположению, между прочим, есть еще одно подтверждение. Сочинитель отрывка сообщает, что Земля, с точки зрения Талмуда, – блюдце. Почему именно блюдце, а не, допустим, плоский стол? Да потому, что в подобных случаях по-английски пишут plate. Т.е., говоря о примитивности древних представлений, российский учебник непременно укажет, что люди в старину считали, будто обитают на Земле, плоской как стол, в то время как в англоговорящих странах ученики первых классов знают, что древние люди жили на плоской тарелке. Мне, сознаюсь, тарелка больше по душе: у нее нет углов, что подтверждается практикой созерцания горизонта. И что любопытно, во всех 60 трактатах Талмуда про тарелку (или блюдце) – ни слова. Впрочем, про стол тоже.

Тогда, какая у этой подделки связь с настоящим Талмудом? Прежде чем дать ответ, стоит совершить краткий экскурс в область астрономических представлений евреев прошлого, отступив по времени на полторы тысячи лет назад, когда в Европе не сложилась еще ни одна из нынешних наций.

Самому Талмуду прекрасно известно, что Земля представляет собой огромный шар. Написано в Иерусалимском своде трактатов ("Авода Зара", начало третьей главы), что "Александр Македонский вознесся наверх и поднимался все выше, пока не увидел весь мир внизу – как шар". Легенда явно греческая, не еврейская. Приведена в том месте Талмуда, где обсуждается запрет Торы на использование предметов идолопоклонства. Зачем она приведена? Оказывается, к классу указанных запрещенных предметов относится и скульптурное изображение царей, которые требовали от подданных божественного себе поклонения. Подобные статуи устанавливались в языческих храмах; причем изваяние держало в руках, как правило, некий атрибут власти: длинный жезл правителя или короткий скипетр, или особого рода сферу, называемую державой, – золотой шар, украшенный значимой деталью (орлом, крестом и пр.). Дескать, смотрите, я на самом деле божество, ибо владению всей землей. Как известно, Александр не был первым в ряду правителей, объявивших себя богами, – тут он шел за египетскими фараонами. Но он был первым, кто золотой шар превратил в символ могущества и правления. Об этом и говорит Талмуд: глобусом, созданным для монаршего почитания, пользоваться нельзя! (А следовательно, глобусом, созданным для уроков в начальной школе, пользоваться можно.)

Вывод: полученное от греков знание о том, что земля – шар, было для древних евреев общим местом. Так что никакой картинки-комикса про мышку-солнышко вы на страницах Талмуда не найдете. Иначе, придется всерьез рассматривать гипотезу о том, будто наши предки верили одновременно в две взаимоисключающие модели, – а это уже тема, скорее, психиатрического исследования…

Для полноты картины приведем еще несколько примеров из еврейской литературы.

Трактат Псахим (лист 94): "Сказал Рава, что размер мира – шесть тысяч парса". Персидская парса – примерно шесть километров. Получаем 36 тысяч километров, что не намного меньше истинной длины земного экватора. И даже если кто-то скажет, что эти данные еврейский мудрец, живший в Вавилонии, заимствовал из "Альмагеста" Птолемея, своего современника, обитавшего совсем недалеко от тех мест, в Александрии (далек ли Египет от Ирака?), мы не станем возражать: лучше перенять чужую истину, чем упорствовать в собственном заблуждении, не правда ли?

А вот еще более ранний период – Книга Йова (26:7): "Всевышний простер север над бездной; подвесил землю над пустотой, ни над чем". Комментарий Раши, 10 век: "Ничего нет в основании земли, она ни на что не опирается, но висит в пространстве, поддерживаемая силой рук Творца". Только представьте себе, в какое время этот комментарий был написан! Русь на днях приняла христианство и топила Перунов в Днепре; Эрик Рыжий открыл Гренландию, куда приплыл, будучи сосланным за убийство из родной Исландии; Римом правил папа-колдун Сильвестр Второй; на рыночных площадях Европы только что появился новый музыкальный инструмент – волынка. А еврей Раши пишет о Земле, парящей в пустом пространстве! Вот бы нам, его потомкам, наполниться гордостью, а мы, извините, – про мышек…

Но самое удивительное, и это почему-то мало кому известно: свои географические и астрономические представления еврейские мудрецы никогда не возводили в разряд догмы, – в отличие от христиан, у которых простое утверждение о наличии антиподов на противоположной стороне земли могло с легкостью обернуться причиной для серьезного разбирательства инквизиционной коллегии.

Астрономией можно было заниматься сколько угодно – она не входила в необходимый свод наук о Торе. Написано в Мидраше ("Дварим Раба" 8:6): "В занятиях звездами нет Торы. (И тут же моментально следует доказательство того, что Тора – отдельно, изучение звезд – отдельно. Смотрите!) Спросили мудреца Шмуэля, как ему удается заниматься астрономией и Торой одновременно. Ответил: я занимаюсь астрономией, когда свободен от занятий Торой. Да, но когда ты свободен?! Когда иду в баню". Отсюда видим, что интерес к звездам издавна был оформлен как сугубо светская наука, поскольку размышлять о Торе в бане строго запрещено.

И все же результатами этой светской науки Талмуд с легкостью пользуется – когда надо рассчитать солнечные циклы, определить сроки наступления високосного года и в других случаях. Неудивительно, что многие мудрецы прославились как сведущие астрономы. О том же Шмуэле сказано, что в созвездиях он разбирался лучше, чем в сплетениях улиц, по которым ежедневно ходил в академию на ученые заседания, легшие в основу изложения Талмуда.

Научная картина мира – не совсем то, чем занимался иудаизм на протяжении веков, это верно. Но сказать, что у него по этому поводу примитивные представления, – значит, высмеять мудрость собственного народа, опорочить его наследие, надругаться над своей еврейской душой. (Надеюсь, я не впал в патетику?)

Ну хорошо, скажите вы, а что с нашим газетным отрывком? Не с луны же он на блюдце-землю свалился? Нет, не с луны. Если восстановить весь "испорченный телефон", то обнаружится источник и этому отрывку. Вернее, сразу два источника из разных трактатов Вавилонского Талмуда.

Причем обнаруженные источники настолько странные, что поражают не только антисемитов, которые спешат использовать их в своих целях – в препарированном до неузнаваемости виде, но изумляют и самих еврейских мудрецов. Настолько глубокими открываются им тайны мироздания, описанные несколькими скупыми фразами Талмуда. Чтобы понять, о чем в них идет речь, надо многому учиться. В первом приближении сгодится такое сравнение: представим себе, что мы, будучи специалистами в области гуманитарных дисциплин (языковеды или историки, на ваш выбор), заглянули на факультет точных наук. Сгорая от любопытства, приоткрываем дверь в аудиторию, где преподаватель старательно чертит мелом конформные отображения аналитических функций. Ну-ка, попробуйте попросить кого-нибудь дать за пару минут внятное и простое объяснение тому, ради чего лектор исчеркал всю доску!

Помню, как я старательно учил сии отображения целый семестр. И сознаюсь, ныне вряд ли успешно сдам по этим функциям экзамен. Т.е., этому надо много и долго учиться. Отвечайте, поймем ли мы что-нибудь с первого раза?

Вот так и наш Талмуд. Чтобы только освоиться с его тематикой, логикой и методами анализа, надо честно просидеть над книгами несколько лет.

Но пора обратиться к обнаруженным источникам. Один из них находится в трактате "Псахим" (лист 94, мы его уже упоминали, когда чуть выше говорили о размерах мира) и в трактате "Бава Батра" (лист 25). В принципе, оба отрывка используют одну и ту же модель мироустройства. Поэтому можно взять любой из них: комментарии мудрецов на второй отрывок аналогичны. Давайте откроем "Баву Батру". Читаем:

"Сказал раби Элиэзер: мир похож на балкон, у которого нет северной стены… И когда солнце достигает северо-западного угла,  изгибает (оно свой путь кверху) и возвращается над покрытием (сводом). Как сказано в "Коэлет" ("Экклезиасте"): "Идет (солнце) к югу и поворачивает к северу".

Как вы считаете, есть что-нибудь общее между этим фрагментом и картинкой про мышку с норками? Если напрячься и выкинуть разные блюдца, лиги и хвостики, то вроде бы есть. Но о чем он на самом деле, без всяких кривляний?

"Мир похож на балкон". Обратите внимание, здесь написано "похож". Это настоящий Талмуд. В поддельном, как вы помните, было сказано: "Земля представляет собой плоское блюдце". Не похожа на блюдце, а именно им и является. Улавливаете разницу?

Теперь о слове "балкон". В оригинале сказано "ахсадра". Термин греческий, означает балкон, закрытый с трех сторон, что-то наподобие углубленной лоджии в театре. У архитекторов "эксидра" – полукруглый выступ в греческом портике; во времена Рима – приемная в доме патриция, превратившаяся в средние века в апсиду – часть здания под собственным перекрытием.

Талмуд, повторяю, не занимается физической картиной мира. (Но он ее и не вульгаризирует! Вот в чем главный тезис моей апологетики.) По ходу разговора важное замечание: если говорить о базовых понятиях, которыми оперирует физика, в Торе вы обнаружите глубокие откровения лишь по поводу времени, самого фундаментального и краеугольного; и неудивительно, поскольку время, скорее всего, является категорией вовсе не физической, а чисто умственной, философской.

Продолжаем. В нашем фрагменте описывается не материальная, а духовная составляющая бытия. Духовная! От слова дух, т.е. над-реальность, вне-временность, вне-пространственность. То, что не является объектом изучения в науке, но является объектом рассмотрения в искусстве. А главное – является объектом постижения в иудаизме.

И если в диалогах, которые ведут еврейские мудрецы с учеными мужами других народов, кто-то склонен видеть спор на тему физики, но не духа, то на это можно ответить азбучной истиной, известной всем, кто хоть раз серьезно открывал еврейские тексты. Истина эта гласит: мудрецы Талмуда используют "внешний", естественнонаучный по своей терминологии язык, но говорят они о духовных предметах и только о них. Ибо простые, космографические факты им прекрасно известны. О чем тут спорить, если земля – на самом деле огромный шар, подвешенный в пространстве, а не плоское блюдце!

Попытаюсь набросать перед вами эскиз толкования отрывка из трактата "Бава Батра". Толкование взято из книг двух великих мудрецов, Маараля и Рамхаля. Первый жил в 16 веке, второй в 18?ом. Оба прославились как выдающиеся талмудисты и как авторитеты в области еврейской этики. Причем их книги активно изучаются и сегодня.

Сначала два слова о самих мудрецах. Если вы бывали в Цфате, то обязательно заходили в синагогу Рамхаля, угадал? А если однажды оказались в Праге, то специально приходили к синагоге Маараля, чтобы сфотографировались под старинными часами, стрелки которых движутся в обратную сторону по циферблату, где вместо цифр нарисованы еврейские буквы. Поройтесь в своем семейном альбоме – и непременно такую фотографию обнаружите.

Про обоих мудрецов сочинено множество легенд. Например, имя Маараля встречается в немецких хрониках, где он предстает в образе заклинателя. Надо сказать, мудрец действительно занимался вопросами тайного учения (как и Рамхаль), но никакого колдовства за этим в высшей степени праведным ученым и исследователем Торы не наблюдалось. Рассказывают, что для защиты пражских евреев он, по совету императора Рудольфа Второго, с которым его связывали дружеские отношения, сконструировал и оживил Голема, искусственное создание, способное выполнять приказы человека. (В дальнейшем тот послужил прообразом для сказаний о Франкенштейне и прочих героев книг готического ужаса.)

Так вот, краткая схема их комментария к приведенному фрагменту такова. (Желающим проверить советую открыть книгу благословенной памяти раввина из бней-бракской ешивы "Поневеж", раби Моше Фридлендера, которая называется "Сифтей хаим", серия "Очерки о вере", второй том, стр. 451 и дальше.)

Две составляющих у нашего мира – материальная и духовная. В материальной можно обнаружить причину любого явления, действия или поступка. Но корень этой причины находится в духовной области, где только и можно найти ответ на вопрос "почему", в то время как в физической реальности правомочны лишь вопросы "что" и "как". Границей между двумя этими областями является указанное в отрывке "покрытие", или "свод". Сам образ границы указывает на то, что воздействие духовного мира на вещественный носит ограниченный характер. Совсем без этого воздействия вещественный мир существовать не может, но если убрать оболочку, которая его "окутывает" (это только образ), то он перестанет быть материальным и полностью "одухотворится". (Кого из нас будут интересовать бытовые заботы, если мы превратимся в ангелов?)

У человеческой души, которая обитает в физической реальности, есть свой аналог в духовном мире. И между этими двумя ипостасями души – той, что в нас, и той, что в мире духовном, – лежит своя граница, свой свод, – это тело человека. Воздействие верхней души на нижнюю тоже ограничено: тело "мешает".

Вы еще со мной? Осталась пара абзацев. В конце вас ждет, честное слово, поразительное следствие.

Итак, мир уподоблен комнате, где нет северной стены. Если повернуться лицом к востоку, туда, где восходит солнце (образ духовного влияния на мир со стороны Творца), то север окажется слева. Левая сторона – символ слабости, правая – силы. (Почему да зачем – не место, извините, спрашивать. Мы ведь всего лишь заглядываем на чужую лекцию в едва приоткрытую дверь, верно?) Души некоторых людей оказывают большое воздействие на окружающих, помогая им и поддерживая; это сильные души у сильных людей; таких мы называем праведниками. Души других людей – слабы в помощи и участии, они сами требуют поддержки со стороны прочих. И нет никого, про кого можно сказать, что он обладает цельной и совершенной душой. Каждому есть что в себе исправить и улучшить. Об этом и сказано: в мире людей или во внутреннем мире каждого человека не хватает одной из стенок. Пока понятно? (Я до этого места сам три раза прочел текст оригинала и только потом двинулся дальше, чтобы сесть за пересказ.) Сильная сторона – справа – это милосердие. Слабая – слева – следование закону: кто слаб в милосердии – тот требователен к ближним. Такова главная особенность любого людского сообщества, независимо от его культурных и религиозных ориентиров. Вот что означают слова Талмуда о том, что мир подобен комнате без северной стены.

Теперь о солнце. Реальное светило – источник физического существования на уровне банальной энергии. Но и без духовной "подпитки" ничто не выстоит ни секунды. Аналог положительного влияния на вещественный мир духовной составляющей бытия – это и есть "духовное солнце". Влияние это переживает периоды усиления и ослабления – когда люди приближаются к духовности или удаляются от нее. Таковы "день" и "ночь" в метафизическом плане. Когда солнце духовности уходит от нас, приближая ночь (которую мы сами же своими поступками и вызвали), оно как бы поднимается наверх, к Творцу, чтобы потом, когда мы опять вернемся к своему предназначению, снова воссиять над миром…

Согласитесь, насколько нетривиальная и в то же время понятная картина человеческой эволюции развернута перед нами в нескольких фразах. Эволюции жизни отдельного человека и всего человечества. Отдельной судьбы и всеобщей истории.

Вывод: чтобы стать самим собой, каждому из нас надо восстановить свою внутреннюю "северную стену". Т.е., стать сильными не только с точки зрения требовательности к окружающим, этого в нас с избытком, но и научиться проявлять милосердие к людям, – даже если они не всегда этого заслуживают.

Это к тебе, мой читатель, обращается Талмуд, к тебе.

И нелепые норки-мышки тут ни при чем.

Осталось добавить, что в трактатах Талмуда таких нетривиальных, требующих неочевидного толкования моделей – буквально считанные единицы. Во всем, что не касается мироустройства, он предпочитает простые и рациональные схемы (ибо занят простыми и рациональными законами). Потому, наверное, и слетаются на все редкие случаи талмудической кабалы любители помутить воду: кто их тут поймает за руку?

И давайте сегодня на этом закончим. А на прочие инсинуации по поводу Талмуда и его интерпретаций не отвечаем и в переписку не вступаем, договорились?

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus