На уроке "Даф-йоми"

 

Учили на днях любопытное место в Талмуде. Сначала перескажу, опуская все подробности (которых великое и, поверьте, очень глубокое море), а потом сообщу, чем это место интересно. Трактат "Бава Батра" 22а.

Рав Дими привез партию сушеного инжира на продажу в город, где жил руководитель вавилонского еврейства (в Пумпедиту). В ту пору поступали так: если мудрец Торы привозил товар на продажу, рынок "останавливали", чтобы он смог один продать свой товар. Причина – уважение к мудрецу, или – чтобы у него было больше времени для учебы.

Как только прибыл рав Дими, руководитель еврейства призвал к себе Раву (крупнейшего мудреца того поколения) и попросил его проверить рава Диму – мудрец ли тот, чтобы знать – "останавливать" рынок или нет. Рава позвал своего ученика, рава Аду бар Аба, и возложил на него эту задачу. Пошел рав Ада на рынок, встретил рава Дими и задал ему сложный вопрос на тему ритуальной чистоты. Тот на вопрос не ответил и лишь спросил у рава Ады: "Уж не знаменитый ли ты мудрец Рава?" Рав Ада сказал: "Между мной и Равой огромная разница", после чего панибратски стукнул своей тростью по обуви рава Дими и добавил: "Так что я – твой раввин, а Рава – раввин твоего раввина".

Что касается рынка, то рав Ада его "не остановил". Поэтому рав Дими вовремя не продал свой товар – и весь инжир испортился. Пришел рав Дими к раву Йосефу (великий учитель тех дней). Тот его выслушал и согласился, что рава Дими обидели незаслуженно. После чего сказал длинную формулу, которую можно понять как проклятие в адрес того, кто обидел рава Дими. – И тут же умер рав Ада бар Аба.

После чего начинается самое, на мой взгляд, интересное.

Рав Йосеф сказал: это из-за меня он был наказан (небом), потому что я его проклял.

Рав Дими сказал: нет, это из-за меня он был наказан, потому что по его вине пропал мой инжир.

Абае (другой великий мудрец, коллега Равы) сказал: из-за меня он был наказан, потому что однажды рав Ада сказал моим ученикам: "Хватит вам грызть кости со стола Абае, идите есть мясо у стола Равы".

Рава сказал: из-за меня он был наказан, потому что каждый раз, когда рав Ада приходил покупать мясо у мясника, он вставал перед моим слугой и говорил: "(Не знаю, важнее ли я Равы), но уж точно, важнее его слуги".

Рав Нахман бар Ицхак сказал: нет, из-за меня он был наказан. И здесь Гемара приводит такой рассказ. Оказывается, рав Нахман вел постоянные уроки с молодыми мудрецами, а готовился он к занятиям вместе с равом Адой, который приходил заранее. Но однажды, идя к раву Нахману, рав Ада встретил по дороге рава Папу и рава Уну. (Вы еще в именах не запутались?) Те спросили про урок, который был ими пропущен, рав Ада стал им тот урок пересказывать – и опоздал к раву Нахману.

Пришли ученики на урок рава Нахмана, а тот сидит расстроенный, ибо к уроку не готов. Ученики спросили, почему раввин не начинает урок – кого он ждет? На что рав Нахман в сердцах сказал: "Сижу и жду, когда принесут рава Аду в гробу". (Написано – на погребальных носилках.)

Талмуд заканчивает отрывок словами: очевидно, что из-за этих слов рава Нахмана умер рав Ада.

Вот и вся история. Сидят мудрецы и после смерти одного из них печально выясняют, кто послужил причиной смерти рава Ады. Заметьте, что он умер вполне по собственной вине – не надо было стучать тростью по обуви мудреца. Это считается жутким преступлением – оскорбить мудреца Торы (даже если ты сам мудрец).

И за одно лишь это должен был понести наказание рав Ада. Но формально для исполнения приговора небес послужило какое-то действие одного из учителей, имена которых приведены в списке участников спора.

И тут вся мораль: надо всегда вести себя таким образом, чтобы даже формально ты не стал причиной чужого наказания. Т.е. человек шел своим путем, споткнулся – и теперь несет наказание. Но если он споткнулся именно "о тебя" – то это уже очень и очень плохо – для тебя плохо. Иди и спрашивай в молитвах Творца, почему Он тебя избрал в качестве инструмента для наказания преступника…

Кстати, по этой причине евреи за пасхальным столом во время Седера отливают из бокала с красным вином ровно 10 капель в память о 10 египетских казнях. Тем самым они как бы отмечают, что печалятся из-за того, что стали причиной гибели фараона и его конницы, утонувших в волнах сначала расступившегося, а потом снова сошедшегося моря.

Вывод: (1) не хочу быть преступником, (2) не хочу быть невольным сообщником преступника, (3) не хочу быть даже причиной его наказания.