Первый пост

С Б-жьей помощью начинаем!

И поскольку надо, чтобы начало получилось светлым и теплым, то выходит, что без упоминания рава Ицхака Зильбера, благословенной памяти праведника и учителя Торы, не обойтись.

Постоянно с ним встречаюсь. На днях ехал из Байт-Вагана в Ар-Ноф (районы в Иерусалиме). Таксист услышал мой русский акцент и спрашивает, знал ли я рава Ицхака. Ответил ему, что не только знал, но и учился у него. Он вдруг останавливается и восклицает: "Вот это был человек!"

И рассказал, что впервые встретил его много-много лет назад – на военной базе, где он служил в Цаале. База стоит у Рамле, по четвергам новобранцев отпускали домой. Так однажды утром в четверг приехал к ним "этот русский" – познакомиться, спросить, что им надо.

А у нас все есть, – говорит мой таксист. – Мы ужасно развеселились. Впервые слышим. чтобы кто-то спрашивал солдат, что им привезти. Ну, отвечаем: "а что у вас, господин, есть такого особенного и нам полезного?" Он так спокойно говорит: "Тора есть". Мы ему: "и что, ты Тору нам привезешь? Прямо сам свиток?" – Он: "ну, если вы соберете миньян, то могу приехать и свиток привезти".

– Привез? – Спрашиваю таксиста.

– Дело так обернулось, что мы сами к Торе рванули. Слушай, что дальше произошло. Пришел офицер и как стал орать: "почему посторонние на базе!" А надо сказать, у нас всегда на базе полно посторонних. Но уж очень он не любил досов [ортодоксальные евреи в черных костюмах]. Так наш раввин спокойно вышел с базы и встал у ворот. Дождь во всю льет – дело было поздней осенью. А он стоит, мокрая шляпа на лицо наехала, и кого-то ждет. Мы собираемся по домам. Смотрим на него из казармы – и так жалко его стало. Что ему надо? У него, видать, и машины-то нет. Нас сейчас родители на машинах заберут. А он тут что, так и останется стоять?

Когда все вышли – многие еще смеялись. А я с другом остановились и спрашиваем его: "ребе, вас куда подбросить?" Он говорит: "в Иерусалим". – "Ну, так и мы в Иерусалим". Взяли его. В общем, за сорок минут, что мы с ним в машине поговорили – он объяснил нам, что надо учиться в "Ор Самеах". Мы так и сделали – во, что умел делать с людьми! Мой друг, правда, через год ушел, но соблюдает дома все заповеди. А я учился три года. Потом вот фирму такси завел. Но раввина всегда вспоминаю...

Вот и весь мой разговор с таксистом. Да, еще он мне предложил за дорогу не платить – в память о раве Зильбере. Понятно, что я заплатил...

А еще у меня в Рэхес-Шуафат (район в Иерусалиме), где я живу, есть один знакомый, зовут Брахия Афгин, колоритный теймани. Учился он в школе "Кирьят Ноар", а математику у них преподавал рав Ицхак Зильбер. Брахия так и говорит: "учили мы хешбон баэмуна, математику с верой. И именно под влиянием рава Зильбера потом пошел я учиться в "Ор Самеах".

Брахия: "Вся моя сила в Торе – от рава Ицхака. Хотя в жизни у меня было много всяких качаний. Занялся серьезно спортом, был чемпионом Израиля по марафону. "Телевизия" вела передачу прямо с забега, а я бежал с сигаретой во рту, обо мне вся Страна потом говорила! Теперь остепенился, сам даю уроки, в семье 6 сыновей, все учатся в хейдерах и ешивах. А кто подтолкнул? Рав Ицхак Зильбер!"