Наган демократа

Совсем незначительное соображение. По поводу одного выражения, характерного для

демократии. Кстати, ничего против последней не имею, более того, с удовольствием пользуюсь ее достижениями. Но просто стало интересно, что? это выражение на самом деле означает.

Обычно это выражение произносят крайне продвинутые адепты. И, поскольку все остальные с ним согласны (ни разу не слышал никакой критики в его адрес, одни охи да ахи), оно неким почти художественным образом емко выражает саму суть демократии. По крайней мере, именно о демократии оно и говорит, именно на нее явно указывает.

Вот это выражение: "Я готов отдать свою жизнь за ваше право высказать свое мнение".

Ужасно красиво сказано, сжато и поэтично. Правда, немного резко, но потому и запоминается. Мол, человеку настолько важна свобода слова, что ценой всего, что у него есть дорогого, он будет отстаивать и защищать право каждого на свободу мнений.

Так и вижу перед собой картину: персонаж афоризма уже высказался ("готов жизнь отдать") – теперь дает очередь высказаться любому другому.

Заметьте, наш поборник свободного обмена мнений борется – и это верно – не за свободу поступков, а за свободу слова. Получается, что, пока слова не вылились в дела, они позволительны в любом виде. Впрочем, даже не в этом суть.

Главное, что приведенное выражение, как мне кажется, поддается простому логическому разбору. Судите сами. Если предполагается великая готовность выслушать любое мнение – в том числе и крайне противоположное (вплоть до отрицания) тому, что только что сформулировано адептом демократии, то отсюда следует, что правило можно подать в такой, например, "упаковке": "Готов свою жизнь отдать за то, чтобы вы могли высказать все, что вам угодно, даже если вы говорите, что готовы убить каждого, кто не согласен с вашим мнением".

Итак, вы жизнь отдадите за то, чтобы оппонент продекламировал призыв к вашей смерти. Я правильно вас понял?

И в этом, как мне кажется, желания обоих деклараторов вполне совпадают. Один говорит: "скорее умру сам, чем лишу вас возможности говорить мне прямо в ухо то, что вам захочется". Второй говорит: "скорее убью вас, но не дам вам возможности говорить то, что мне (от вас) не хочется слышать". В результате умирает первый (иногда), но не второй (он – никогда!).

Провозглашение всеобщего права – разве это не базисный лозунг демократии? Но в такой формулировке мы видим нечто большее, чем вербальную заявку. Перед нами именно готовность к самопожертвованию. Обычно люди идут на смерть за нечто крайне им дорогое, за идеалы, без которых им жизнь не мила. Но в данном случае идеал – установление всеобщего права – становится доминантным, превращается в цель, оборачивается культом, который требует жертв.

По-моему, в этом и заключена причина, по которой демократия в ее теперешнем, европейском варианте не приемлема Торой. Согласие человека умереть за право ненавистника демократии выступать против нее самой – не просто логический нонсенс, но очевидное идолопоклонство, когда человек во главу всего ставит идеологию самопожертвования.

И не только само-. Ведь за этой, вроде бы, вполне смиренной фразой слышно: "я готов умереть за право других делиться со мной своим мнением, каким людоедским оно мне ни покажется, но и другие пусть будут готовы отдать свою жизнь за мое мнение". Обратите внимание – за любое мое мнение, даже если мне в голову вдруг придет идея призывать к вашему убийству.

Итак, красивая мысль, доведенная до логического предела, оборачивается тем, чем она с самого начала фактически и была (пусть в латентном виде), – людоедским слоганам.

Слово – всегда призыв к действию. Без действий нет слов. Готовность умереть за что-то – это готовность убить за то же самое. Разве не так? Человек согласен умереть и говорит другим: делайте как я, подражайте мне, учитесь настоящему поступку.

И еще. Многое свидетельствует о том, что Запад, с эпохи энциклопедистов шизанутый на пресловутой свободе слова, добивается не обмена мнениями, но активно требует предоставить людям право призывать к свержению всего, что ему, Западу, неугодно. Это не рынок обмена мнениями, а уже полигон призывов и агиток.

Это понятно, ведь, снабжая оружием своих сторонников, Запад, как истый джентльмен, не может не вооружить своих противников. В результате, западная цивилизация – в том виде, как мы ее застали – медленно движется к самоустранению.

Так или иначе, мне лично все это напоминает одно известное высказывание: "Он так сильно любит людей, что готов пришить любого человеконенавистника".

ПС. А если кого интересует, что? я противопоставляю разбираемой фразе, то пожалуйста:

"Господа. Можете нести вещать, что угодно. Но я настаиваю на моем праве не слушать ничего, что идет вразрез моим убеждениям". Убивать не стану, но не требуйте, чтобы я, мои дети, моя община вас слушали и вникали.

В Торе сказано еще короче: "От злодея удались". Не устраивай с ним диспутов (обмена мнениями, нефильтрованного базара), все равно не поможет.