Рав Барух-Бер Лейбович

Этот открывок из книги "Великие Израиля" публикуется с любезного разрешения издательства "Швут Ами"

Раби Барух-Бер бар Шмуэль-Давид Лейбович (5627-5700 /1867-1939/ гг.) – выдающийся исследователь Талмуда и педагог.

Родился в белорусском городе Слуцке.

В шестнадцать лет поступил в Воложинскую ешиву, где стал ближайшим учеником р. Хаима Соловейчика (р. Хаима Брискера).

Барух-Бер входил в узкую группу студентов, с которыми р. Хаим готовился к своим будущим урокам (Энциклопедия левейт Исраэль т.13).

 

По завершении периода ученичества р. Барух-Бер стал раввином г. Глуска, на юге Белоруссии; он открыл ешиву, в которой занималось более ста студентов.

В этот период среди его учеников выделялся р. Ицхак-Айзик Шер, ставший впоследствии основателем ешивы «Слободка» в Бней-Браке.

В 5664 /1904/ году по рекомендации своего наставника р. Хаима Соловейчика р. Дов-Бер был приглашен руководителем ешивы Кнессет Ицхак, расположенной в пригороде Ковно (Каунаса), Слободке, – благодаря его урокам, эта ешива вскоре стала одной из самых знаменитых в литовском крае.

В 5674 /1914/ году, с началом первой мировой войны, р. Барух-Бер переехал со своей ешивой в Минск, а затем – в Кременчуг. В 5681 /1921/ году, преодолев множество испытаний, ешива возвратилась из Советской России в литовский край и обосновалась в Вильно (Вильнюсе), ставшем по итогам первой мировой войны частью независимого польского государства. В этот период р. Барух-Бер был также даяном (судьей) в раввинском суде Вильно, возглавляемом р. Хаимом-Озером Гродженским.

В 5686 /1926/ году, следуя совету р. Исраэля-Меира Акоэна (Хафец Хаим), р. Барух-Бер перенес свою ешиву в г. Каменец, расположенный недалеко от Бриска (Бреста), в белорусском Полесье.

Р. Барух-Бер прославился по всему еврейскому миру в качестве гениального аналитика. На основе своих уроков в ешиве он создал книгу Биркат Шмуэль (Благословение Шмуэля), в которой развил аналитические методы своего наставника р. Хаима Соловейчика.

По свидетельству учеников, в праздник Симхат Тора, когда все танцевали вокруг бимы со свитками Торы, р. Барух-Бер брал в обе руки книгу своего наставника, р. Хаима Соловейчика, и танцевал с ней. Он пояснял, что «учение, дела и личность наставника являются теми связующими звеньями, которые соединяют его со всей еврейской традицией, до Моше Рабейну, – и поэтому книга наставника является для него олицетворением всей Устной Торы» (Шимуш хахамим).

По воспоминаниям знавших его людей, р. Барух-Бер обладал исключительной личной святостью: «когда он произносил благословение, его лицо напрягалось, и голос дрожал от страха перед Тем, Кто послал в этот мир его душу – «Б-б-барух!…», и святость нашей пищи становилась понятной даже тем, кто вообще не знал, что такое благословение» (Р. Шайн, Все для Босса с.85). Тем, кто слушал за субботним столом его песни, казалось, что «оковы отпускают душу, и она трепещет крылами, готовая взлететь» (там же).

В Каменеце количество учеников ешивы возросло до нескольких сотен, и в 5688 /1928/ году р. Барух-Бер был вынужден отправиться в США для сбора благотворительных средств.

Он был принят с большим почетом – в нью-йоркском порту его встречали банкиры и фабриканты, профессора и главы еврейских общин. Мэр Нью-Йорка Джимми Уокер вручил р. Баруху-Беру ключи от города. После встречи с праведником мэр Нью-Йорка сказал: «Раввин Лейбович опровергает теорию Дарвина – человек, обладающий таким уровнем святости, мог быть создан только Всевышним» (R. Nachman Zakon The Jewish Experience p.167).

Руководители американского еврейства настаивали, чтобы р. Барух-Бер остался в США, заняв пост наси (председателя) Всеамериканского совета раввинов, но он решил возвратиться к своей ешиве (Гдолей адорот).

С началом второй мировой войны Каменец оказался на стыке оккупационных зон Германии и Советского Союза.

В канун Рош ашана 5700 /1939/ года в город вошли передовые германские части, но позднее, выполняя тайное соглашение, подписанное Риббентропом и Молотовым, они отступили, и в Йом кипур город оккупировала Красная армия.

После праздника Суккот р. Барух-Бер отправился вместе со всей ешивой в Вильно, рассчитывая получить там сертификаты для всех учеников и перебраться в Землю Израиля. Однако он успел дать в Вильно всего несколько уроков.

Р. Барух-Бер Лейбович был призван в Небесную Ешиву пятого кислева 5700 /1939/ года.

Услышав об его смерти, главный раввин Вильно р. Хаим-Озер Гродженский с дрожью в голосе произнес: «С кончиной р. Шимона Шкопа и р. Баруха-Бера прервался самоотверженный труд над постижением Торы, защищавший все поколение. Я боюсь, что теперь дорога перед проклятыми нацистами открыта» (Р. Х-Ш. Розенталь, Тора йевакшу мипиу с.86). Несколько позднее на Земле Израиля р. Авраам-Йешая Карелиц (Хазон Иш) независимо от р. Гродженского дал аналогичную оценку событий: «Все время, пока были живы р. Шимон Шкоп и р. Барух-Бер Лейбович, нацисты не могли овладеть литовским краем – …и лишь, когда эти праведники были призваны в вечную обитель, литовский край оказался в руках злодеев» (Маасе иш с.171).

После окончания второй мировой войны зять р. Баруха-Бера, р. Реувен Грозовский, перенес ешиву Каменец в США, а дугой его зять, р. Моше Бронштейн, создал отделение ешивы в Земле Израиля.

автор текста: рав Александр Кац