Стыд и стеснение

 

Вдогонку к недельному разделу "Шмини". Прошедшая неделя была короткой, всего было не успеть, приходится догонять.

Одна из тем раздела – стыд. Обычный человеческий стыд, не позволяющий многим людям совершить предосудительный поступок.

Написано (Ваикра 9:7): "И сказал Моше Аарону: приблизься к жертвеннику и соверши свои жертвоприношения". Сказано таким образом, будто Аарон не хотел подходить к жертвеннику, а Моше его к этому буквально принуждал или, если хотите, уговаривал.

Раши комментирует, опираясь на мидраш: "Аарону было стыдно (за участие в грехе золотого тельца), и он боялся приблизиться. Сказал ему Моше: почему тебе стыдно? Для того ты и избран!"

Чтобы разобраться в этом мидраше, надо вспомнить, что в свое время Всевышний через чудо несгораемого куста обратился к Моше с повелением идти в Египет и вывести оттуда евреев. Моше, как известно, долго отказывался, но, в конце концов, сломленный аргументами Всевышнего, пошел и исполнил свою миссию.

Сам эпизод с кустом начинается с того, что (Шмот 3:6): "И закрыл Моше свое лицо", – от страха закрыл. Но потом, как видим, осмелел и даже начал возражать. Так вот, на это закрытие лица заметили мудрецы (Шмот Раба 3:1): "Плохо сделал Моше, закрыв лицо. Если б не закрыл, Всевышний открыл бы ему все верхние и нижние тайны". Т.е. тогда бы обошлось без спора, потому что стало бы ему ясно, что задачу он выполнит и поможет ему в этом Сам Творец. Но закрыл лицо, пытаясь уклониться от задачи.

Дальше в тексте про дискуссию у куста читаем: "И разгорелся гнев Всевышнего на Моше".

На это мидраш пишет: "Что за гнев? (В чем он выразился?) Отобрал священничество у Моше и отдал его Аарону". Должность священника в будущем Храме должна была передаваться по наследству. И получить ее первым должен был Моше, тот, кому предстояло спасти народ. Но Моше проявил упрямство в самом начале своей миссии – и потерял священничество (на иврите кеуна), которое перешло к его брату.

Но почему именно к брату? Да потому что Моше попросил выбрать кого-нибудь другого, но только не его. На это Всевышний сказал: "Разве твой брат не леви (не из колена Леви)?.. Ты будешь говорить и вкладывать свои слова в его уста". Другими словами, помощник у тебя будет – это твой брат Аарон, обладающий ораторским искусством. Но твоя задача – основная.

Отмечено, что Аарон происходит из левитов. Но ведь и его родной брат Моше тоже левит! В чем дело? Отвечают мудрецы: дело в том, что в будущем потомки Моше должны были стать священниками, коэнами, а потомки Аарона должны были остаться левитами. Теперь, после того как "разгорелся гнев Всевышнего на Моше", всё поменялось: потомки Аарона – коэны, а твои, Моше, – только левиты.

Итак, однажды Моше, застеснявшись, закрыл лицо руками и вступил в спор с Творцом. В результате потерял священничество. Теперь он обращается к Аарону, которому стало стыдно и который испугался подходить к жертвеннику: "Почему тебе стыдно? Ведь для того ты и избран". Другими словами: "Смотри, из-за моего стыда у меня забрали службу священников. Теперь и тебе стыдно? Как бы и у тебя ее не забрали".

Так рассказывает мидраш. Но вот что добавляют учителя Торы прошлых времен, которые нашли маленькое несоответствие в словах Раши. Сказано: "Аарону было стыдно, и он боялся приблизиться". Стыд и страх. Тогда почему Моше, согласно Раши, спрашивает его только о стыде: "Отчего тебе стыдно?" Надо было бы спросить: "Отчего тебе стыдно и чего ты боишься?"

Убрать эту трудность можно следующим образом. Написано в Талмуде (трактат Брахот 12b): "Каждый, кто, совершив прегрешение, сгорает от стыда, получает прощение Небес". Т.е., стыд – исправление для грешников, поскольку из-за него прощаются их грехи.

Это и есть то, что сказал Моше своему брату: "Тебе стыдно? Знай, твой стыд означает, что ты прощен (за грех тельца). А поэтому тебе нечего бояться подойти к жертвеннику. И добавил: "Для того ты и избран" в священники.

Тем самым Моше знал, что его стыд, в отличие от стыда Аарона, такого значения не имел: он не говорил ни о прощении, ни об избрании.

 Другими словами, Моше испытывал не стыд, а стеснение – потому что с самого начала диалога с Творцом знал, что не хочет выполнять Его задание. У Аарона же был настоящий стыд: он переживал за проступок, который не мог себе простить.

Вывод: без стыда нет исправления. А раз человек исправился – то он прощен.