Уступи и прости - как Йосеф

Нашел у рава Цви Шпица (он посек, принимает алахические решения) разбор, на мой взгляд, любопытного случая, который сопровождается ссылкой на недельный раздел "Микец".

Случай такой. На иерусалимском базаре этрогов и лулавов один продавец выставил на продажу необыкновенный красоты большой этрог и просил за него немалую сумму. Народ любовался на тот плод, брал его в руки, цокал языком – но покупать не торопился. И тут подошел один покупатель и сказал, что он его берет. Однако всей суммы у него с собой нет (а по карточке на наших базарах не торгуют), поэтому они с продавцом решили так: этрог он у него покупает, деньги же принесет буквально через полчаса. А пока платит небольшую сумму, которую нашел у себя в кармане, – вот она.

Так и сговорились. Продавец оставил этрог на короткое время у себя на столе (и перестал давать его в чужие руки), а тот человек побежал домой.

И надо было так случиться, что вдоль рядов того же базара шел известный раввин-адмор в окружении приближенных. Он увидал тот этрог – и тоже захотел его купить. 

Подошел, спросил, сколько стоит. Владелец стола видит, что перед ним стоит серьезный покупатель, который, скорее всего, особо торговаться не станет, – и отвечает, что вообще-то этот этрог уже почти продан, вернее, не совсем, но один еврей собирается его купить и, возможно даже, прибежит сейчас с деньгами, – а поэтому этрог сто?ит столько-то и столько-то. И называет цену, ровно в два раза большую той, что называлась ранее.

Раввин спокойно достает деньги – и протягивает владельцу.

Этрог был продан. Через некоторое время прибежал первый покупатель – и обнаружил, что его этрог отдан другому. Шума он поднимать не стал – но взять обратно деньги, которые заплатил вначале, отказался, заявив, что этрог принадлежит ему и был оставлен в лавке только на хранение.

Жалко было продавцу лишаться полученных денег – и он предпринял последнюю попытку спасти удачную сделку, сказав ему, что этрог приобрел известный раввин, вот его имя, а живет он в таком-то районе, о чем всем известно. Дескать, сами решайте между собой.

Настроенный решительно, наш герой не побоялся позвонить адмору домой. Тот сказал, что понятия не имел, что покупает уже проданную вещь. Но теперь, так он полагает, у этого человека есть претензия к продавцу, пусть тот выплачивает компенсацию, достает второй такой же этрог, пусть делает что угодно, но его лично это теперь не касается. На что наш герой заявил, что он считает такое поведение бесчестным и запретным, если не сказать резче. И добавил, что, когда через пару дней раввин будет произносить браху над лулавом и этрогом, пусть знает, что браха, которую он произнесет, не будет принята небом, ибо нельзя произносить благословение над украденной вещью. На что раввин мог бы сказать, что ничего он не крал – а наоборот, заплатил за плод огромные деньги, согласно цене, указанной продавцом, – но этого аргумента в оригинальном изложении истории мы уже не нашли[1].

Но вот что нашли. Рав Цви Шпиц указывает, что, вне сомнения, этрог принадлежит первому покупателю. Однако отнимать его силой или угрозами у второго покупателя не стоит. Ибо есть границы допустимого поведения. И поэтому первому покупателю надо со всей серьезностью взвесить, что предпочтительней с точки зрения неба – какой из двух вариантов:

(1) Купить другой этрог, пусть не такой великолепный, как первый, и произнести кашерную браху над ним. Но при этом выполнить важную заповедь установления мирных отношений с другими людьми, преодолев свое плохое начало (и с добротой в сердце уступить этрог адмору).

Или (2) стоять на своей правоте до последнего – и пусть закон хоть гору пробьет, но справедливость должна восторжествовать.

Что предпочтительней в глазах Всевышнего?[2]

**  **

В недельном разделе "Микец" говорится о том, что неузнанный братьями Йосеф отсылает их домой за Биньямином, а сам тем временем задерживает у себя в заложниках Шимона. Написано (Бер. 42:24): "Взял от них Шимона и связал его перед их глазами (т.е. у них на виду)".

Почему именно Шимона? Уж не за то ли, что Шимон бросил его в злополучную яму? – Нет, вряд ли мстительность была присуща праведнику Йосефу.

Может, чтобы разлучить Шимона и Леви, поскольку известно, что, как только эти двое объединяются, выходит война и разгром? Но тогда возникает дополнительный вопрос: почему арестовал Шимона, а не Леви?

В одной книге[3] – параллельно с упомянутой историей из Хумаша – приводится рассказ про раби Исраэля Салантера. Один еврей оскорбил его при всех, а потом одумался и пришел просить прощения. Раввин сказал ему, что готов простить, но при условии, если тот позволит ему, раву Салантеру, сделать нечто полезное для него, для этого еврея. Тот испугался и сказал: "Я обидел рава, а теперь рав хочет устроить мне пользу?!" Т.е., мало того, что я совершил недопустимый проступок, так теперь известный раввин будет утруждать себя какими-то действиями для моей пользы?

Рав Салантер объяснил. Человек может простить того, кто его обидел, но это будет только формальное прощение, в то время как изгнать обиду из сердца очень и очень трудно. А поэтому надо совершить нечто хорошее и приятное человеку – и тогда сердце сделавшего это приятное успокоится и забудет причиненную ранее обиду. Более того, будет готово к любви в адрес этого человека.

То же самое у Йосефа. Он слышал, что Шимон был тем, кто посоветовал братьям бросить его в одну из ям, чтобы он там умер. И теперь Йосеф хочет простить Шимона полным прощением. Поэтому арестовывает именно его – чтобы, после того как братья уйдут к отцу за Биньямином, он, Йосеф, имел бы возможность оказать гостеприимство Шимону – поить его и кормить как дорогого гостя – чтобы таким образом изгнать из своего сердца обиду на него.

Поэтому и сказано: "на их глазах". Арестовал его только на их глазах – чтобы, как только они покинут Египет, Шимона развязать и освободить из-под стражи. (Так трактует этот стих Раши.)

**  **

Вывод: еврею на этрожьем рынке лучше уступить тот плод раву и довериться небу, которое послало ему такое испытание.
А что мы с вами? А мы с вами - всегда ищем
возможность простить других евреев, даже если у нас есть несомненное право "качать права". (Причем заметим, что такое поведение бесконечно далеко от "ударили по щеке – подставь другую".)

Итак. (1) Смотрим, кто нас обидел. (2) Взвешиваем возможность: можем ли мы простить обидевшего. (3) Если такая возможность существует – ищем способы сделать так, чтобы прощение было наиболее полным. Например: "Может, тому человеку надо помочь? Дай-ка, этим помощником буду я". (4) Помогаем ему.



[1] Для уточнения деталей эпизода можете посмотреть в книге рава Цви Шпица ''????? ?????'' (?? ??' ?''? ??' ??).

[2] Рав Шпиц не рассматривает ситуацию с точки зрения продавца и того адмора. Одному, как видим, по некоторым причинам было неудобно изымать этрог у уважаемого рава. Сам рав тоже по каким-то причинам решил, что первый покупатель утрирует ситуацию (допустим) и может достать такой же этрог в другом месте. Так или иначе, если у вас возникли вопросы, можете связаться с равом Шпицем. Он живет в Рамот и связь с ним устанавливается легко. Здесь отметим, что нам предлагается посмотреть на эпизод только глазами потерпевшего, которому советуется оценить поступки других участников – с оправдывающей позиции.

[3] ''???? ???? ??????'' ?? ?' ??? (??? ?? ?????)

{fcomment}

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus