"Ты", "вы" или "он"?

Иногда спрашивают: как обращаются к раввинам, уважаемым евреям и учителям – на "ты" или на "вы"? Все знают, что в иврите нет уважительного "вы" в прямом обращении к человеку. Говорят "ты" и взрослым, и малым. А в мире Торы? 

Понятно, что, поскольку в мире Торы говорят на святом языке, а это в своей основе тот же иврит, то надо говорить раввинам "ты". Так и есть на практике – если практикантом выступает человек, от мира Торы далекий.

В то время как во многих ашкеназских ешивах принято обращаться к раввину именно на "вы", во множественном числе: "Ухаль ледабэр итхэм? Могу ли я с вами поговорить?"[1]

Скорее всего, такая форма обращения пришло из языка идиш.

Среди сефардов, да и многих других израильтян, принято обращение квод-арав, что означает: "уважаемый раввин" (типа "ваше сиятельство", но с другим наполнением – вроде "ваше уважательство", впрочем, в третьем лице; не знаю даже, как перевести). А к самому раввину обращаются в третьем лице, к примеру так: "Ухаль лишоль та-рав?"

В третьем лице обращаются и в ашкеназских ешивах. О таком почтительном типе обращения свидетельствуют многие места Танаха и Талмуда. Так Йосеф обращается к фараону (Берешит 41): "А теперь да усмотрит фараон… да распорядится фараон…"

Но вот какое странное место нашли мы в сцене благословения Ицхаком своих сыновей Эсава и Яакова. Известно, что первым пришел Яаков, выдавший себя за Эсава. К отцу он обратился именно на "ты" (Берешит 27): "Поднимись, сядь и поешь от моей дичи, дабы благословила меня твоя душа". В то время как Эсав, пришедший позже, говорит отцу: "Пусть встанет мой отец и поест от дичи своего сына".

Многие комментаторы находят в таком отстраненном обращении Эсава к отцу элемент неуважения и наглости, а в словах Яакова – наоборот, почтения и скромности[2].

Но мне кажется, что тут есть возможность объяснить реплики обоих братьев, не строя никаких искусственных психологических моментов. Все очень просто!

Что произошло в шатре у Ицхака? Пришел Яаков и, претворяясь Эсавом, т.е. имитируя его язык (а не только "волосатость" рук), заговорил с отцом так, как, очевидно, всегда говорил Эсав – используя обращение во втором лице[3].

Затем пришел Эсав – и, понимая важность момента, заговорил так, как принято говорить в подобных случаях, т.е. в третьем лице. Для него это было несвойственно, но тут он наступил на горло своим привычкам. Откуда мы это знаем? Из обращения Яакова, который за несколько минут до этого, желая, чтобы отец принял его за Эсава, сказал, как говорит всегда Эсав – на "ты".

Честно сознаюсь, это моя трактовка сцены. Я на ней не настаиваю, а просто сообщаю. Сама же тема возникла из поста моего друга рава Куклина на Толдот.ру, смотрите там где-то внизу.

А уж о том, в каких ешивах и как обращаются к раввинам – я написал заодно. Может, кому пригодится.


[1] Помню, как было тяжело и непривычно видеть человека из России, активного распространителя некоторых сведений о Торе, который пришел однажды в ешиву "Швут-Ами" и громко обратился к нашему пожилому и уважаемому руководителю на "ты". Все вздрогнули, и мне кажется, многим стало за него неловко. Но ничего страшного – юноша просто не знал, что в нормальной ешиве так себя вести непринято; тем более, раввин никакого вида не подал – а так и продолжал говорить с ним благожелательно, будто ничего не произошло.

Молодой человек просто не знал. Правда, через несколько лет он снова продолжил свою тактику, заново к нам наведавшись. И мне стало ясно, что таким способом он заявляет о своем нежелании соблюдать правила, принятые в традиционных ешивах. Ну, да не наша с вами это забота, верно?

[2] И Мидраш-Раба, и Раши, и многие за ними. И я не смею спорить. А все потому, что Ицхак, после того как пощупал руки Яаков, сказал: "Голос, голос Яакова, а руки, руки Эсава". Отсюда возникла необходимость отметить, что? именно в реплике Яакова, выдающего себя за брата, было "яаковского", органично ему принадлежавшего и выдавшего его с головой. Некоторые на это отвечают: дело в том, что лже-Эсав упомянул имя Творца, Который-де помог ему так скоро отыскать дичь. А вот Раши замечает: нет, притворщик Яаков уважительно разговаривал с отцом – в этом все дело. Но не указано, в чем именно заключалась его уважительность. Смею предположить, в коротком слове ??, на (своего рода "пожалуйста").

Кстати, большинство комментаторов в фразе "голос Яакова" видят исключительно стиль высказывания, смысл слов. Отсюда понятен вывод мудрецов: где слышен голос Яакова (т.е. когда евреи молятся и учат Тору), там нет рук Эсава (евреям можно не опасаться насилия со стороны своих ненавистников).

А вот рав Соловейчик в своей книге "Бейт-Алеви" показал, что Яаков планировал действительно подделать голос брата. Т.е. для этого комментария выражение "голос Яакова" понимается буквально: речь идет не о языке как смысловой характеристике, а о голосе, колебаниях воздуха, вызванных голосовым аппаратом говорящего. См. об этом нашу статью "Пришел твой брат с мудростью".

[3] Правда, Яаков не утерпел и добавил уважительное слово – на, пожалуйста.

{fcomment}

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus