Беспричинные любовь и ненависть

Тут недавно промелькнуло объявление об увлекательной встрече на просторах Израиля, где будут прочитаны интересные лекции, в том числе одна под интригующим названием "Беспричинная любовь и беспричинная ненависть".

Ой, сказал я, и у меня есть такая же, вернее – на ту же тему. Ранее публиковалась, любовно обсуждалась и беспричинно критиковалась. Теперь вывешиваю здесь, позволите?

** **

Часто приходится слышать, что, поскольку Храм разрушен из-за того, что мы проявляли взаимную беспричинную ненависть (син'ат-хинам), он будет восстановлен, только если мы начнем проявлять взаимную беспричинную любовь (аават-хинам).

Обычно тот, кто смотрит на такие советы как на прямое руководство к действию, просит дать ему определение всех трех терминов – "любовь", "ненависть" и " беспричинный". Ибо трудно привести пример совсем беспричинной ненависти. На ровном месте ненависть возникает только у законченного мизантропа[1], который ненавидит всех – изначально и глубоко.

Легче всего определить термин "любовь". Как часто указывают (я приводил цитаты и ссылки во множестве статей своих блогов и даже посвятил этой теме видео-урок) , любовь – не просто состояние духа, а вполне реальная практика, т.е. ряд конкретных действий, совершаемых нами в адрес тех, кого мы уже любим[2].

Если говорить коротко, все эти действия ("поступки любви") формируют четыре группы.

Кого я люблю:

(1) того прощаю (если он совершил проступок);

(2) тому уступаю (отдаю – иногда безвозвратно – свое);

(3) тому сопереживаю (несу за него ответственность; радуюсь, когда он рад; печалуюсь, когда он в печали, и т.д.);

(4) тому помогаю (даже если не обязан помогать; ко всему прочему здесь содержится и такое действие как готовность к защите: я его люблю, поэтому защищаю).

Когда я люблю человека, все эти четыре группы поступков и действий свидетельствуют о моем к нему отношении. В недокомплекте любви не получится.

Понятно, что любое из указанных действий ограничено разумными рамками. Нельзя бесконечно прощать предосудительные поступки даже горячо любимому человеку – ибо по отношению к нему такая безграничность может обернуться "медвежьей услугой". (Хотя мы уже отметили: несу за него ответственность.)

Все это понятно и долгих объяснений не требует.

Но что такое ненависть? – Скорее всего, речь идет тоже о некой конкретике, а не просто о переживаниях, которые в прямых действиях никак себя не обнаруживают[3].

Сначала отметим, что вряд ли ненависть выражается в ряде известных негативных деяний – бить, ругать, обманывать и т.д., – ибо по отношению к любому еврею каждый из них запрещен особым предписанием.

Скорее всего, под ненавистью понимается именно отсутствие любви[4]. Другими словами, если я не собираюсь простить человека ни при каких условиях или я ему не согласен уступить ничего из принадлежащего мне, или не буду ему помогать (хотя мог б помочь, если б я его любил) и т.д. – это и называется ненавистью.

Тогда что понимается под выражением "беспричинная ненависть"?

Самым простым ответом представляется такой. "Причинная" ненависть – когда я его не люблю в силу того, что он сделал мне плохо. (Это тоже запрещено, но хотя бы психологически объяснимо.) Тогда "беспричинной" ненавистью будет отсутствие моей любви в его адрес (т.е., я его не прощаю, ни в чем ему не уступаю и т.д.) не потому, что он сделал мне плохо, а просто потому, что не хочу.

За это и был разрушен Храм.

И чтобы его восстановить, надо – так нас учат – перестать беспричинно ненавидеть друг друга. Но отсутствие ненависти и есть любовь, если исходить из выше приведенного рассуждения. В таком случае "беспричинная" любовь – это когда я еврея прощаю, уступаю ему, сопереживаю ему и помогаю, даже когда не обязан это делать.

Все понятно, кроме маленького замечания. Дело в том, что такое поведение мне вменено в прямую обязанность Торой (см. Ваикра 19:18). Поэтому оно не может быть названо "беспричинным".

Следовательно, единственной возможностью остается такая.

Храм разрушен потому, что еврей не любит другого еврея, который не сделал ему ничего плохого. Только это и можно назвать беспричинной ненавистью[5]. (Боюсь, что мы и теперь продолжаем так поступать – в указанном смысле.)

Храм можно восстановить, только если еврей начнет любить другого еврея, даже когда тот сделал ему плохо[6]. Только это и можно назвать беспричинной любовью.

** **

Заодно, чтобы сэкономить на постах, приведу свое соображение, откуда взялись четыре действия, свидетельствующие о любви одного человека к другому.

Уступать – качество Сары, нашей праматери, которая отказалась от своего права жены и предложила Аврааму египтянку Агар.

Сопереживать, нести ответственность – качество Ривки, которая сделала все, чтобы отцовское благословение досталось тому, кто его заслуживает.

Прощать – качество Рахели, не таившей в сердце обиды на сестру, которая подменила ее на ложе Яакова.

Помогать – качество Леи, отдавшей мандрагоры (дудаим) бездетной сестре.

Понятно, что все эти качества во многом перемешались во всех указанных поступках наших праматерей (Рахель уступила Лею Яакову, Лея уступила мандрагоры сестре и т.д.). Но в целом ход мысли виден и легко прочитывается, не правда ли?


 

[1] Даже спартаковцы ненавидят динамовцев не просто так, а именно из-за того, что те не-спартаковцы. Т.е. причина налицо. И их трудно не понять, поскольку очевидно, что только законченные злодеи могут радоваться, когда Спартаку "закатывают банку".

[2] Согласно "Бейт-Алеви", для возникновения в нас любви к другому человеку надо проявлять по отношению к нему эти качества – и любовь возникнет в нашем сердце. Т.е. не от сердца к поступкам (что бывает, но не часто), а наоборот: от поступков к сердцу (что работает всегда и в любом случае. Проверено!).

[3] Как предельно четко прописано (Ваикра 19:18): "Люби своего ближнего", так за два стиха до этого приказано: "Не ненавидь в своем сердце своего брата". И понятно, что то и другое – вполне конкретные действия.

[4] Что прекрасно выражено средствами русского языка, в котором, строго говоря, нет терминов для чистой ненависти, но любое ее проявление выражается именно через отрицание положительного качества: я его люблю/не-люблю, "навижу"/не-навижу, он мне нравится/не-нравится. В то время как в святом языке есть вполне конкретное независимое выражение – син'а (ненависть). Поэтому возникает вопрос: является ли син'а просто отрицанием любви? В статье рассматривается именно такое предположение.

[5] Но если тот сделал ему плохо, нелюбовь в его адрес не может называться беспричинной. За такую нелюбовь Храм не разрушают.

[6] Но если тот не сделал ему плохо, он обязан его любить – согласно предписанию Торы. За одно это Храм не восстанавливают.

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus