Яаков Авину тоже за это пострадал

Продолжаю тему своих последних постов: за боль, которую один человек доставил другому – даже с хорошим намерением! – с него будет спрошено.
Недельный раздел "Вайеце". Бездетная Рахель говорит своему мужу, Яакову: "Дай мне детей. Иначе я мертва". И мы вправе ожидать, что Яаков сейчас ее поддержит, возродит в ней надежду, скажет, что, конечно, будет молиться, пусть не переживает.
Как еще должен поступить любящий муж? Тем более, перед нами – Яаков, тот самый, который настолько полюбил Рахель, что согласился ради нее работать годами, ради нее взять "в нагрузку" еще трех жен – лишь бы она была с ним.
И что он ей отвечает? Написано: "разгорелся гнев Яакова на Рахель".
За что? За то, что попросила его молиться за ее детей?!
Мало того, он ей еще и попенял: "Разве я вместо Всевышнего, Который лишил тебя плода чрева!"
Грубость какая-то.
И вот какая всему этому разгадка. Рахель сама умела молиться. Так умела, что в будущем именно ее молитва должна была спасать и спасала евреев каждый раз, когда они шли в изгнание, галут. Но она об этой своей силе еще не знала – иначе бы молилась сама. А я Яаков знал! Он вообще был пророком и многое знал заранее.
Например, написано, что, впервые повстречавшись с Рахелью, он заплакал. Раши поясняет: увидел в пророчестве, что в будущем лежать им в разных могилах.
И еще. В разделе "Вайхи" написано, что, благословляя Йосефа, Яаков сказал (48:7): "При моем переходе из Парана умерла из-за меня Рахель". Раши поясняет его слова: "Знаю, что ты, Йосеф, на меня в обиде (за то, что похоронил твою мать у дороги, а не в городе на кладбище, как принято). Так вот, я поступил так по требованию свыше. Потому что она будет помогать еврейским коленам (именно с того места, где лежит – у дороги, когда они по этой дороге пойдут в галут)".
Как видим, Яаков был осведомлен о свойствах молитвы Рахели. Тогда почему так грубо ей ответил?
Яаков не мог сказать ей о ее будущем: пророкам об их свойствах не сообщают, пока они их сами в себе не обнаружат (по первому обращению к ним Всевышнего). С другой стороны, он видел, что она не уверена в себе, во всем опирается на мужа, полностью от него зависит – что, вообще-то, неудивительно, ибо он был праведником всего поколения, на кого еще ей опираться?
И ему надо было срочно научить ее самостоятельности, внушить уверенность в свои силы и в силу своей молитвы. В конечно счете, он был обязан сделать это для нас!
Лишь поэтому он оказал ей, что она должна молиться сама. "Разве я тебе вместо Всевышнего?" Онкелос перевел: "Разве я адрес твоих молитв?"
Рахель начала молиться. И обнаружила в себе мощную силу – молитву, которой не было на земле ни до нее, ни после нее.
И именно эту свою молитву она – уже после кончины всех праотцев и праматерей – творила для защиты еврейского народа (Мидраш Эйха, 24).
А что с Яаковом? Мудрецы отметили в комментариях: хотя Яаков и поступил так с хорошим намерением (более того, без его усилий она бы так и не узнала, что умеет молиться сама), тем не менее, был наказан небом за то, что своими словами заставил Рахель страдать. Мидраш пишет: "Сказал ему Всевышний: за это будут твою жизнь сопровождать трудности – твои сыновья встанут против ее сына". Твои сыновья продадут Йосефа – и это будет самым большим расстройством твоей жизни.
Вывод: даже для хорошей, полезной и общественно значимой цели стараемся никого не расстраивать – ни словами, ни действием. Иначе, понесем (ндБ) наказание.