Проблема Яакова

 

Продолжение темы "Трудные места Торы"

Введение в краткий цикл эссе о нашем праотце Яакове

Мы рассмотриваем эпизоды, вызывающие у простого читателя Торы недоуменные вопросы, связанные с этичностью поведения патриархов еврейского народа. Занимаемся мы главным образом тем, что называется неправдой.

"Странные" поступки обнаружены у многих персонажей Торы, и большинство связано со способностью человека говорить правду или ложь. Не все в их неблаговидных поступках, если таковые обнаруживается, выглядит, как неправда, но именно неправда расстраивает нас больше всего. Поэтому мы сегодня занимаемся исключительно теми случаями в Торе, которые неискушенным читателем могут быть интерпретированы, как проявление неискренности наших предков.

И самое большое число таких "подозрительных" случаев приходится на Яакова, сына Ицхака, внука Авраама. Он и первородство купил у Эсава, родного своего брата, за тарелку чечевичного супа, и отца обманул, выдав себя за того же Эсава, чтобы получить не причитающееся ему благословение (по сути дела, украл), и у Лавана приобрел путем разного рода манипуляций со скотом большое богатство. Обманщик, одним словом.

Даже его имя указывает на способность обмануть и перехитрить. Глагол акав в разных конструкциях (биньянах) означает: "следить", "выслеживать", "идти по пятам", "обманывать", "хитрить", "держать" (мешать двигаться), если хотите – "возводить в куб"[1].

Аков – "неискренний" (еще, правда, и "кривой", и "покрытый пятнами", но это из того же ряда). Общий корень – акев, "пятка", "пята", – то, за что держал Яаков Эсава при появлении на свет. Два брата дрались еще в животе у матери. Эсав вышел первым, но Яаков до последнего момента не давал ему получить первородство, что и нашло отражение в имени.

Когда Эсав явился к престарелому Ицхаку за благословением, задержавшись в полях, где ловил по просьбе отца дичь, и обнаружил, что тот уже благословил его брата, пришедшего первым, то закричал: "Не зря дано ему имя Яаков – обманул меня уже дважды! Мое первородство взял. И вот теперь забрал мое благословение!"

"Не зря дано ему имя Яаков". Обманщик!

Но мы уже говорили, что не может Тора, требующая от евреев правильного, истинного поведения, возвести в ранг основателей нашего народа обманщиков и лгунов. А ведь Яаков – принципиально центральная, базисная фигура в процессе образования еврейской нации. Все мы называемся бней-Исраэль, "сыновья Израиля", а не бней-Ицхак или бней-Авраам. Израиль – это и есть Яаков. И вдруг больше всего неискренних моментов мы обнаруживаем именно у Яакова!

Требуется объяснение. Но прежде чем перейти к каждому конкретному случаю, скажем о Яакове несколько общих слов.

Яаков назван Торой иш там, йошев оалим, – "человек прямой, живущий в шатрах". Прямая противоположность сильному, буйному, деятельному Эсаву, тот назван иш йодеа цад, иш саде – "человек, умеющий охотиться, человек полей".

Итак, Яаков. Он – прямой, цельный, простой, что называется "без двойного дна", прямодушный. Вот, найдено верное слово – прямодушный! Тот, кто не умеет обманывать. Так говорит Тора. А она, заметьте, очень редко дает характеристики своим героям. Об их внутренней сути мы можем судить только по поступкам и словам, приведенным в тексте. А тут – целая характеристика: человек прямодушный, бесхитростный.

Вы знакомы с такими людьми. Что им ни скажешь – во все верят. Разыграть их – ничего не стоит. Если они умны – их любят, потому что прямодушие у них – доброе. Обмануть они физически не в состоянии. Втянуть их в авантюру, требующую игры, притворства, артистизма – невозможно. Они просто не поймут вас. Артисты из них никудышные. Про таких говорят – святой человек; или – святая простота. Они наивны до предела.

Таким и был Яаков. Добавьте только к этой характеристике мудрость и прочие добродетели, полученные от Авраама и Ицхака. Впрочем, и его предки – Авраам и Ицхак – тоже не были способны на обман. Тоже были людьми бесхитростными. Правда, теперь – в Яакове – эта черта, бесхитростность, получила свое максимальное воплощение. Качество у него такое было – эмет. Человек правды.

Мы знаем, что за каждым из трех наших праотцев стоит некоторое выдающееся качество, проявляя которое он особым образом служил Всевышнему. Авраам славился милосердным отношением к людям, любовью к человеку, гостеприимством, мягким характером; все это вместе на иврите называется хесед. Ицхак – гвура, доблесть, сила, непреклонность.

Первые два патриарха заложили в будущем народе два очень важных качества, без которых нет ни соблюдения заповедей, ни самой Торы: особое отношение к людям и стойкость в своей вере.

Авраам мягок к людям и максимально требователен к себе, он не может причинить другому человеку ни малейшего вреда. Отсюда все его десять испытаний, в которых проверялось именно это качество – милосердие.

Ицхак дополняет отца: он тверд и несгибаем. По отношению к кому? К другим людям? Представьте себе, да. Но только в тех случаях, когда дело касалось Торы. Ицхак мог вступить в конфликт с окружающими народами (например, с филистимлянами в истории с колодцами), Авраам – никогда. Местные жители называли Авраама "посланцем Всевышнего", его любили за доброту и чуткую отзывчивость. Посмотрите на сцену покупки Авраамом усыпальницы для покойной Сары – пещеры Махпела в Хевроне. Да все племя хетийцев за честь считало подарить ему участок для захоронения... Но Ицхаку ничего бесплатно никто никогда не предлагал. Он и не искал. Вдруг Ицхак обнаружил после смерти отца, что и к Аврааму-то люди относились настороженно. Какая тут любовь, когда взяли и засыпали выкопанные им колодцы. Т.е. самого Авраама, может быть, и любили, но не его проповедь веры во Всевышнего, Который награждает за добро и наказывает за зло.

Авраам прошел испытания своего качества. Тяжелые испытания. Он согласился принести в жертву Всевышнему того, о ком долгие годы молил, – своего сына. Ицхак для Авраама был целью его жизни. Не наследника желал он, которому можно было передать свои многочисленные стада и имущество. Не восточным шейхом предстает он перед нами, который не знает, кому передать свое богатство. А о будущем народе он молился. О евреях. Ибо надо ему было создать такую возможность, когда целая группа людей возьмет на себя обязательство соблюдать положения Творца. Поэтому Авраам нуждался в сыне. В семье. Еврейской семье с еврейским воспитанием, идущим с самого детства, а не тем, что начинается со студенческих лет, подобно воспитанию, заведенному в древнегреческих академиях. Академию можно бросить, перейти в другую. Дом оставить труднее. Здесь под домом мы понимаем весь комплекс воспитания, который формирует человека на всю жизнь.

Для Авраама его сын Ицхак был еврейским народом. И вот этого сына он должен был отвести на гору Мория и там зарезать! В нашей лекции не место говорить подробно об этом эпизоде, но укажем только на основные качества, проявленные двумя нашими праотцами. Мягкий Авраам берет в руки нож. Значит, не такой и мягкий. Это и есть гвура, сила Авраама, подобная той, которой затем отличался Ицхак. Просто эту силу Ицхак проявлял сильней, чем отец, – всюду и везде, что и отмечает Тора.

Зная, на что идет, Ицхак ни разу не дрогнул. Только попросил отца, чтобы тот связал его, положив на жертвенник[2]. Чтобы не дернулся нечаянно, потому что в таком случае жертва не будет считаться полной.

Он лежал на жертвенном камне и смотрел в небо широко раскрытыми глазами. То был тот самый камень, на котором потом был сооружен Иерусалимский храм, Святая его Святых. Он видел Храм. Оба Храма – Первый и Второй. Он видел и Третий храм. Смотрел в небо и видел всю нашу историю. Он не плакал. Плакали в небе ангелы, которые сверху взирали на эту сцену. Их слезы упали на землю. И Ицхак ослеп[3].

Не сразу ослеп. А с возрастом. Когда пришло время благословить сыновей. Пришел Яаков и выдал себя за Эсава. Отец попросил его подойти и ощупал: "Руки – руки Эсава, а голос – голос Яакова".

Он мог слышать и осязать. Но не видеть. Такова расплата за силу. Ты ничего не боишься? Уверен в себе? Готов принести себя в жертву? Смотришь без страха вперед? – Ну так получай слабое зрение[4].

Ицхак был слаб глазами всю свою жизнь. Он не разглядел Яакова. Его любимцем был мощный и сильный Эсав. Отец обманулся в своем старшем сыне, думая, что мощь и непреклонность – главные качества будущих евреев, которым надо будет отстаивать Тору от нападок врагов из среды других народов.

Это очень важно: Ицхак обманулся, дал себя обмануть. А кто обманул? Эсав. Он притворялся, будто учит Тору. Написано: "И полюбил Ицхак Эсава, потому что охота в устах того". Извините за корявость перевода, но таков ивритский текст. Потому что охотился Эсав на Ицхака, ставил ему силки, обманывал. Пусть неуклюже, ибо и обман требует интеллекта, но тем не менее...

Ицхак был принесен в жертву Авраамом. Мы знаем, что в конце концов жертва была заменена бараном, который запутался рогами в соседних кустах. Но по сути Ицхак был достоин того, чтобы считать жертву совершенной. Написано: "И возвратился Авраам к своим отрокам", что ожидали его внизу. Не написано, что они оба возвратились. Явный намек на то, что жертва была принята.

А раз принята, то вся канва земной жизни Ицхака прошла под этим знаком. У него уже не было испытаний, как у его отца, Авраама. Главное испытание он уже прошел. В нем вообще не обнаруживается никаких колебаний, отклонений и сомнений. Практически нам у Ицхака учиться нечему. Разве мы можем согласиться на жертвенность?

Укажите хоть один эпизод, где главное лицо – Ицхак. Нет таких эпизодов. Жертвоприношение? – это история про Авраама, про его испытание. Ицхака там можно было не испытывать. Зачем, когда результат заранее известен. Распахнет глаза и будет смотреть в небо. Ангелы заплачут, но не он.

Сцена с благословением, которое украдет Яаков? – это история про Яакова. Фактически об Ицхаке в Торе нет ничего. Он остался на жертвеннике. Пожалуй, только одно и можно рассказать о сыне Авраама – как он упрямо раскапывал колодцы отца, засыпаемые филистимлянами. В этом – весь Ицхак.

Авраам – милосердие, Ицхак – непреклонность.

А что Яаков? А Яаков – истина. Эмет.

Несколько неожиданно, верно? Правда и истина – это тот, кого назвали именем, корень которого – обман.

Любовь к людям, непоколебимость в соблюдении Торы и правдивость во всех ее проявлениях – вот что лежит в основе нашего народа. Эти три качества реализовались нашими тремя праотцами. Они – в нашей природе. И любое отступление от них можно трактовать как несоответствие нашему еврейскому предназначению.

Яаков – иш там. Он изначально не был знаком с обманом. Он не знал, что такое неправда. Он сидел в шатрах и учился. Его не привлекало ни поле, ни молодецкая удаль. Охота? Он охотился только за знаниями. Искать в поле дичь? Он искал только близости к истине. Никаких ухищрений по завоеванию расположения отца им не предпринималось.

Ему говорили: Яаков, смотри, твой отец полагает, что его наследником будет Эсав; не потеряй возможности получить свою долю в будущих евреях! – Он ничего не слышал.

Что такое "живущий в шатрах"? Да ведь это название для ученика ешивы. Сидит и учится. Годами, всю жизнь. Так и представляешь Эсава и Яакова в современных одеяниях: один – разгоряченный, рубаха нараспашку, только что с поля, весь энергия и сила; другой – тихий, пейсы колечками, взгляд опущен, штраймл... Извините, ничего, конечно, такого, не было, – ни штраймла, ни колечек. 

Яаков был человек необычной силы (мы об этом уже говорили). Да и Эсав не выглядел этаким рубахой-парнем из соседнего кибуца. Иначе Ицхака он не провел бы...

Но главное, Яаков был тих, скромен и принципиально не мог понять, что такое неискренность души. Вот это его качество – простодушие и правдивость – и подвергалось Всевышним испытанию. Да не одному, а нескольким.

Итак, давайте попытаемся объяснить все "странные" эпизоды, приведенные в Торе, с участием Яакова.



[1] Это в современном иврите. Но неслучайно для арифметической операции взят именно этот корень, есть в самом действии возведения в степень что-то "от лукавого". Вы никогда никого не возводили в куб?

[2] Отсюда ивритское название всей сцены - Акедат Ицхак, "Связывание Ицхака", а не "Жертвоприношение Ицхака", как принято во всех языках, кроме еврейского.

[3] Известное правило: мидраш нельзя рассказывать без комментария. Что значит - ангелы плакали? Ангелы не умеют плакать. Они персонифицируют волю Творца. Значит, если мидраш говорит, что плакали ангелы, значит плакал Сам Творец. Но это не более простое объяснение. Плачет Творец - значит, Он сейчас наказывает Ицхака и в то же время любит его, жалеет. Как отец, наказывающий своего ребенка; но внутренне у него разрывается сердце от жалости, и все же наказание - для пользы ребенка. Ицхак ослепнет - и это будет добром по отношению к нему: он не увидит злодеяний Эсава. И еще одно важное обстоятельство: ослепнув, он даст свое благословение тому, кому надо, - в согласии с планом Всевышнего.

[4] Тема "Глаза" начинается в Торе с Авраама. Авраам был не менее силен, чем Ицхак, но он "не смотрел". Что это означает? Написано в Хумаше (эти слова включены в молитву Шма-Исраэль), что не следует "ходить за глазами". Глаза подведут. Человек склонен смотреть на мир и видеть в нем то, что хочет увидеть. Тора предупреждает: не смотрите, иначе можете увлечься тем, что "подсовывают" вам глаза. Разведчики, посланные в Эрец Кенаан вышедшими из Египта евреями, донесли, что войти в Землю нельзя. Почему они так решили? Потому что заранее хотели увидеть в Земле доказательства тому, что ее нельзя завоевать. После этого Всевышний и сказал: "не ходите за глазами"... Строго говоря, нам запрещается смотреть на то, что может родить в нашем сердце неправильные желания. Отсюда, в частности, запрет на телевизор. Кто-то возразит: но ведь можно смотреть приличные передачи; дескать, я человек сильный, не дам увлечь себя неприличными картинами. Дашь! Поэтому бери пример с Авраама, он смотрел только на то, на что указывал ему Творец. Ему было сказано: брось родину и дом отца, "иди в страну, которую Я тебе покажу". Там увидишь, а пока иди. То же самое в сцене со "связыванием Ицхака". Написано: "И пришел на место, о котором сказал ему Всевышний". Мидраш рассказывает, что на подходе к тому месту он спросил своих спутников, видят ли они то место. Ишмаэль и Элиэзер ответили, что не видят. Ицхак сказал, что видит. (Он все видел!). Сам Авраам видел только тогда, когда надо было поднять глаза. И еще вспомним, что перед входом в Египет, Авраам сказал жене: "Вот узнал я, что ты красива видом". Т.е. он посмотрел на нее. Поднял глаза и увидел, что она красива. Только тогда, когда наступил момент, требующий подготовки. Но не ранее. Ранее он глаза не поднимал.