Сказание о том, как народы мира получали Тору

 

[Предлагаемая статья реанимирована из бумажного архива. Статья опубликована в "Вестнике Швут-Ами", # восемь, за тысяча девятьсот, очень древний год. А сама статья появилась как запись моей лекции, которая бытовала, если не ошибаюсь, на подиумах "Эш-Атора" в Иерусалиме в те же времена. Предупреждаю, текст не короток, не меньше семи листов А4.]

Обычно рассказывают о том, как Тору получили евреи, но не народы мира. Тем не менее, известна агада, в которой говорится, что Всевышний предлагал святую Тору не только евреям. Другими словами, все народы мира получали Тору – но не получили. Ибо отказались.

Давайте откроем эту агаду, т.е. обратимся непосредственно к ее тексту.

Собственно говоря, агада дошла до нас в двух вариантах. По первому, самому распространенному, Всевышний, прежде чем дать Тору евреям, предложил ее остальным народам – Сам предложил, – но те отказались. По второму, народы мира, видя ничтожность награды за свои дела, к которой их присуждает Творец, воскликнули: "Святой! Это нечестно! Ты любишь евреев и поэтому дал им самую большую награду. И все лишь потому, что они получили от Тебя Тору. Но если б Ты дал Тору и нам, мы бы тоже ее соблюдали. А теперь, за что Ты нас наказываешь?"

В мире царит справедливость. Это очень важное правило, в нем нет исключений. Поэтому выслушал Творец претензию племен и народов и сказал: хорошо, Я дам вам Тору. И дал. Дальше все произошло так же, как по первому варианту.

Теперь читаем агаду.

** **

Когда собрался Всевышний давать Тору народу Израиля, протянул Он ее всем народам и языкам и сказал: "Хотите получить Тору?" Но не захотели они ее получить.

В начале Он "пошел" к сыновьям Эсава и спросил их: "Принимаете Тору?" Сказали они Ему: "Властитель мира, что в ней написано?" Сказал Он им: "Не убивай". Сказали они: "Сущность нашего народа – в мече нашего предка; как сказано про Эсава (Берешит 27): "Своим мечом будешь жить", – не можем принять Тору".

Затем Он "пошел" к сыновьям Амона и Моава и спросил их: "Принимаете Тору?" Сказали они Ему: "Властитель мира, что в ней написано?" Сказал Он им: "Не прелюбодействуй". Сказали они: "Сущность наших народов – в прелюбодеянии наших предков; как сказано (Берешит 19): "И забеременели обе дочери Лота от своего отца", – не можем принять Тору".

Тогда Он "пошел" к сыновьям Ишмаэля и спросил их: "Принимаете Тору?" Сказали они Ему: "Властитель мира, что в ней написано?" Сказал Он им: "Не воруй". Сказали они: "Сущность нашего народа – в воровстве и грабеже; как сказано про Ишмаэля (Берешит 16): "Будет он дикарем. Его рука на всех, а рука всех на нем", – не можем принять Тору".

После чего "пошел" Он к сыновьям Израиля. И сказали они Ему: "Сделаем и послушаем". (Примем на себя все законы Торы, даже не спрашивая, что в ней написано, а потом будем их учить.)

** **

Согласитесь, странный рассказ. Что за идея – идти и спрашивать людей, совершающих проступки, хотят ли они получить свод законов, в свете которых они будут осуждены за свои же проступки! Прими они Тору – своими руками подписали бы себе приговор, ибо очевидно, что не смогут выполнить главные требования. Для этого им придется изменить природу своей нации. Наверно, потому и спрашивали "что в ней написано?", что догадывались – какие-то ее пункты уж точно им не по силам.

Но неужели не было более приличных народов? Здесь указаны явно не все. Поэтому возникает вопрос: какой недостаток[1] скрывался внутри остальных – всех этих нафтухим, патрусим, каслухим, – внутри народов, упомянутых в Торе сразу после рассказа о Потопе?

Библейская история сообщает нам, что изначально разделения на народы не было. Человечество представляло собой одно племя, и все говорили на одном языке. Народы стали появляться при расселении людей по земле после Вавилонского смешения языков.

Всего образовалось 70 народов. Или лучше сказать, пранародов. Каждый говорил на одном из 70 языков, произошедших из святого языка, он же иврит.

70 – это максимальное количество вариаций на тему этноса. Каждое племя было ни в чем не похоже на остальные. Все вместе они являли собой человечество во всех его проявлениях. Можно сказать, вместе они являли собой Адама, первого человека. И при потере одного из них что-то из общего Адама уходило, так что недостаток нельзя было восполнить.

Они дополняли друг друга, но ни в чем не пересекались. У них не было одинаковых черт национального характера, они ни в чем не дублировались. В этом проявлялась их индивидуальность. Т.е. каждый из тех пранародов был уникален.

Сказать про них – плохие или хорошие – нельзя. Качества человека, его свойства, темперамент – не лежат в плоскости добра или зла. Качества человека – личные или на уровне всего этноса – все лишь средства для проявления человеческой сущности. Они как инструмент. С ними можно делать все, что захочешь, – быть добрым или злым, творить хорошие дела или плохие.

Уже потом, в какие-то моменты истории, Всевышний дал народам возможность растворяться друг в друге, смешиваться в разных пропорциях, являть собой производные от тех первоначальных 70 народов, образовывая новые племена, народы и нации[2].

Новые народы несут в себе только те свойства, что были в тех изначальных, – подобно тому как рожденное существо несет в себе гены своих родителей. Гены проявляются внешним образом, подавляют друг друга, передаются по наследству дальше. Все люди – потомки тех семидесяти. И ничего нового в общем мировом "этно-генофонде" за все тысячелетия не возникло.

** **

А теперь вопрос к нашей агаде. Почему Всевышний не "пришел" с Торой к тем семидесяти? Почему обратился только к сыновьям Эсава, Амона, Моава и Ишмаэля, за которыми нетрудно найти вопиющие изъяны, поскольку о них говорит сама Тора? Все эти четыре народа появились позже 70-ти[3]. После них появился на свет и еврейский народ.

Говорят, что обращался Творец и к тем 70-ти, откуда следует, что вроде бы и в них, в каждом из них, была обнаружена червоточина, вернее они сами ее в себе обнаружили, а по этой причине и не приняли Тору. Т.е. поступили честно.

Какая червоточина – агада не указывает.

А нам ужасно хочется знать. Ибо сегодня мы с вами изыскатели-этнографы.

** **

Так вот, не было в них червоточины. Они не приняли Тору совсем по другой причине[4].

Но прежде чем говорить о причинах, надо сказать хотя бы два слова, о каком вручении Торы вообще здесь рассказывается. Когда Всевышний давал Тору народам? Евреям давал – об этом говорит сама Тора. На Синае. А остальным?

** **

Остальным не на Синае. Но, тем не менее, давал. И не надо было тем народам стоять перед горой, чтобы получить свод Законов, на которых держится мир. Ведь, прежде чем человек ставит подпись на юридическом документе, текст бумаги обычно проверяется его адвокатом, верно? Всевышний как бы обратился к духу каждого народа, его национальному характеру, его, если хотите, ангелу-хранителю. И ангел, являя собой духовный образ народа, от Торы отказался. Потому что прекрасно знал свой народ.

Все сначала происходит на духовном уровне. А потом отражается на плоскости материального бытия. Так было с Яаковом, боровшимся с ангелом, который напал на него ночью на берегу заиорданской реки Ябок. Когда побежденный ангел давал Яакову благословение и новое имя (Израиль), он сказал: "Боролся ты с ангелом и с людьми и победил". Но с людьми (с Эсавом) Яаков еще не боролся! Почему сказал, что боролся с людьми и победил? Потому что все определяется наверху, в области духа. Как свершилось там, там будет и в мире людей, внизу.

То же самое с народами мира: как склонна поступить "духовная составляющая" народа – так поступит и весь народ. Поэтому достаточно было пойти к "ангелам", и если бы они согласились взять Тору, то ее предложили бы и народу. Но ангелы не согласились.

По какой причине?

Для этого надо ввести такое понятие, как "вина", грех. И сразу за виной – "наказание" и "награда". Здесь нет места для подробного освещения этой темы[5]. Укажем только на самые необходимые моменты для понимания нашего рассказа.

** **

Читатели Торы знают, что Аврааму однажды было дано обещание, вернее даже два обещания. Первое – что от него произойдет народ (евреи), т.е. что у него и Сары будет сын. Второе – что его потомство получит Святую землю.

Где это описано? – Когда Аврааму исполнилось 90 лет, к нему обратился Всевышний (см. 15 главу книги Берешит): "Авраам! Не бойся. Твоя награда велика".

Это наша первая встреча с наградой в тексте Хумаша.

Что Ему на это сказал Авраам? "Всевышний, что Ты дашь мне? Вот, у меня нет сына. Есть только домоправитель из Дамаска (слуга Элиэзер)"... Что ответил ему Всевышний? "Не будет тебе наследовать дамаскец. (Не он даст начало новому народу.) Произойдет из твоих недр сын".

Вот и весь начальный диалог. После чего – читаем: "Вывел Он его наружу и сказал: Посмотри на звезды, сможешь их посчитать? Вот таким будет и твое потомство".

А теперь внимание. Важный момент. Уже после особого жертвоприношения, сделанного Авраамом, Всевышний говорит ему о будущем, которое ожидает его потомков, и в частности произносит: "Четвертое поколение (после тебя) возвратится сюда (из египетского рабства)". Но не раньше! "Ибо до сих пор еще не полна вина эморейцев".

Кто это такие, эморейцы? И почему их вина должна быть "полной"?

Сам Авраам происходил из народа Арама. Точнее говоря, родословную он вел от Арпахшада, одного из пяти сыновей Шема, сына Ноаха, спасшегося от вод Потопа. Но жил среди арамейцев – и он, и его племянник Лот, и его жена Сара, и жены его сына и внука – Ицхака и Яакова: Ривка, Рахель, Лея. Арам – был братом Арпахшада. Т.е. все они были семитами, потомками Шема, правильнее сказать – "шемитами".

Эморейцы – совсем другая ветвь человечества. У Хама, третьего сына Ноаха[6], было четыре сына: Куш (эфиопы), Мицрим (египтяне), Пут и Кенаан; последние – жители той земли, которой в будущем предстояло стать Эрец Исраэль. Так вот, среди сыновей Кенаана находим Эморея, родоначальника эморейцев.

Теперь стоит Авраам на горе, смотрит на раскинувшуюся под ним Эрец Кенаан и слышит, как Властитель мира говорит ему: "И народ Я произведу от тебя, и землю твоему народу дам. Вот она, перед тобой. Но не теперь. А лишь тогда, когда наполнится мера вины жителей этой земли".

О том, что она наполнится, можешь не сомневаться. Но поторопить жителей наполнить ее раньше – Я не могу. А до тех пор не могу Я их изгнать из этой земли. Не могу объявить вас ее хозяевами. Ибо так будет нечестно. Наказание не может упреждать вину.

Вот они, важные слова – вина и наказание.

Вину человек (или народ) совершает. Вина каким-то образом накапливается. После чего настает час расплаты.

Не надо обладать особыми знаниями, чтобы понять, о чем идет речь. Вина – это нарушение определенных положений, которые даны человечеству. Главным образом, морального порядка. Люди обязаны выполнять эти положения. Но заставить их выполнять законы, положения, уставы – назовите, как хотите, – Всевышний не хочет.

"Все – в руках Небес, кроме страха перед Небесами". Другими словами: кроме того, кем быть – праведником или злодеем. Это решает сам человек.

Но миром управляет Творец. Если человек не хочет выполнять той задачи, которая на него возложена, если он не хочет вести себя в согласии с моралью – мир надо как-то исправлять. Это и есть принцип воздаяния. То, что называется воздаянием по заслугам.

Помните, мы сказали, что мир управляется Всевышним справедливо. В чем эта справедливость сказывается? На чем она основана? – На принципе воздаяния: как ты себя вел с миром, так и мир будет вести себя с тобой. Короче – мера за меру. Это и есть справедливость.

Но что означает – "как ты с миром – так и мир с тобой"?

Ты что-то делаешь сейчас – допустим, на уровне некого морального выбора, т.е. что-то хорошее или плохое. Когда должно грянуть воздаяние? Прямо на месте? Или позже?

Оказывается, есть между моментом свершения поступка и моментом воздаяния за него некая задержка во времени. Гром гремит над нашими головами не сразу, как только мы совершаем что-то предосудительное. Всевышний дает нам время одуматься. Зачем?

За каждым грехом – рано или поздно – грядет наказание. Это следствие нашего принципа справедливости. А за каждым хорошим поступком идет награда за него. Не будем сейчас говорить о природе награды и наказания, чтобы не отклоняться в сторону. Не конфетка нас прельщает и не кнут нас пугает. Мы не такие примитивы. Но главное – есть награда и наказание. Они всегда идут за конкретными поступками, которые решает сделать и делает человек, обладающий свободой выбора.

Реакция мира на наши поступки (или ответ Всевышнего, что одно и то же) не может совпадать по времени с поступками. Иначе не выстоит ни один человек.

Физические законы не знают задержки по времени. Получение любого сигнала (даже если он представляет собой простое физическое усилие) вызывает моментальную ответную реакцию[7]. Если кто-то выпал из окна, ему не следует во время свободного полета рассчитывать, что вывих ноги будет отложен на неделю.

Но не так в области морального закона. Вор, вытащивший кошелек из кармана трамвайного пассажира, не сразу заметит, придя домой, что он обокраден. Но когда-то он это заметит, обнаружив – может быть, под конец жизни, – что, в общем и целом, упустил больше, чем приобрел. Ибо принцип "меры за меру" работает всегда! [8]

Так вот, человек уже совершил ряд плохих дел – а наказания за них еще не пришли. Но можно не сомневаться, они придут! Он может совершить ряд не менее ярких положительных действий – и когда-то придут за них награды. Все, что им сделано, – будет взвешено и оценено. Из расчета не будет упущен ни один его моральный выбор, ни один поступок, который мы оцениваем в баллах "хорошо" и "плохо"[9].

Праведник, всю жизнь совершавший только, что называется, богоугодные дела, а однажды оступившийся и сделавший что-то на своем уровне постыдное, а потом с удвоенной энергией взявшийся за свершение добра, – все равно получит наказание за то плохое дело. Ибо оно не "нейтрализуется" делами хорошими. Скажем, был баланс добра и зла – 10:0, совершил проступок – стало 10:1, а отнюдь не 9:0. Ничто не забыто, никто не выйдет сухим из воды.

Прошлое изменить нельзя! Оно уже свершилось.

Но тогда зачем задержка? Пусть уж сразу – наказание на месте. Кто-то не выдержит, кто-то выстоит и станет только лучше.

Не станет! Потому что, повторяем, никто не выдержит. Учиться можно только на ошибках. Этика – не то же самое, что прыжки из окон. Там можно, не прыгая, знать, чем эти игры кончатся. Здесь – все знать заранее нельзя. Вернее, почти нельзя.

Но есть, оказывается, один способ избежать "отрицательного счета". Исправление! [10]

Человек искренне жалеет о содеянном. Настолько искренне, что, окажись он опять в той же ситуации, определенно ошибки бы не повторил. Совесть жжет его огнем. Ему стыдно, мучительно тяжело. Он покоя себе не находит, пытаясь исправить все, что можно исправить. И просит прощения, и восполнил убыток, который нанес, и все как было рассказал людям, чтобы все знали, что он сожалеет. На все человек готов. Даже жертву в Храм, которая полагается за тот грех, отнес. И теперь смотрит за собой самым внимательным образом – чтобы не повторил промашки.

Все сделал человек, что мог. Что теперь с его грехом? – Запомните правило: если человек до конца раскаялся – нет за ним в прошлом того преступления! Бесследно пропало. Как будто и не было.

Совершил девять благих дел. Счет 9:0. Затем совершил проступок. Стало 9:1. Потом раскаялся со всем жаром своей души, искренне и всерьез. Стало 9:0. Простое правило, не правда ли?

А теперь маленькое дополнение. На самом деле стало 10:0. Плохое дело после исправления переворачивается и приобретает знак плюс! Каким бы ни был проступок – после раскаяния человека оно превращается в благодеяние[11].

Как видим, мы можем влиять на прошлое. (Чем не машина времени?) Причем так, что все последствия от наших поступков могут переворачиваться на прямо противоположные.

Потому и зовет нас Тора к раскаянию. Потому и приглашает исправить самих себя.

Потому и говорят мудрецы: "На то место, где стоит раскаявшийся, не может подняться полный праведник". Почему не может подняться? Потому что всю жизнь совершал только хорошие поступки, а на них уходит много усилий и много времени. Преступник же на свои проступки затратил времени значительно меньше. Теперь он их "перевернул" – и "счет" стал резко положительным[12].

Понятно, что мы с вами говорим о серьезном раскаянии и не обо всех преступлениях. Законы тшувы, раскаяния, надо учить отдельно. Но главное нами схвачено.

** **

Итак, чтобы убрать наказание, которое ждет человека за совершенный им проступок, ему надо исправить себя. Исправить – значит, переделать себя, стать новым человеком, который на тот проступок уже не пойдет.

Исправился? Нет за тобой вины, а значит, нет наказания. Не исправился? Жди наказания за вину. Об этом читаем в Мидраше (Бемидбар Раба 14): "Человек должен знать, что за всякое потворство своей страсти, идущей вопреки желанию Всевышнего, ему предстоит дать отчет. И хотя с него не взыскивается сейчас же, ему все же не надо полагать, будто Святой простит ему. Творец долготерпелив, но за грех взыщет. Когда взыщет? Когда наполнится мера".

Каждый грех как бы имеет свой срок задержки. Прошел срок – настал час расплаты. Он несет наказание (болезни, неприятности и пр.) И после расплаты, если человеку дано жить дальше, за ним вновь нет того преступления. Он расплатился. Еще говорят: грех искуплен.

Теперь можно сказать, что есть два способа убрать "отрицательный счет", т.е. убрать из прошлого свои проступки, стереть их. Простите, что мы выбрали эту спортивную иллюстрацию, но на ней все очень просто показывается. Допустим, соотношение хороших и плохих дел было 9:1. Эту единицу можно убрать одним из двух способов: или раскаянием, или искуплением. Раскаялся – счет стал 10:0 (плохое дело превратилось в хорошее). Ничего не делал, но понес наказание – счет стал 9:0.

То же самое и с хорошими делами. В них можно "раскаиваться", переворачивая их в проступки. За них можно получать награды в этой жизни. Пример: Авраам, вернувшийся с победой домой после войны против четырех могущественных царей, среди прочего захвативших в плен его племянника Лота, очень боялся, что, даровав ему чудесную победу, Всевышний как бы "рассчитался" с ним за все его благие дела и теперь не даст сына. Потому и начинается отрывок, который мы приводили раньше, словами: "Не бойся, Авраам, твоя награда велика".

** **

Все, что мы говорили, верно так же и по отношению к народам. Хорошие дела отдельных людей приводят к награде всего народа. Это как при технологическом прогрессе: его плоды вкушают даже те, кто ничего не делал, ни над чем не трудился. И наоборот, плохие дела отдельных граждан рано или поздно приведут к общему ухудшению ситуации. Вина каждого как бы поступает в общую копилку. Вина – функция аддитивная, она накапливается. И когда чаша наполнена до верхней кромки, наступает момент переливания. Капилляр не выдержал. Национальная катастрофа. Эморейцы изгоняются со своей земли. Или вообще вымирают, не оставляя ни следа от всей своей культуры.

"Наполнилась чаша вины Эморейца".

Вот когда она наполнится, тогда, Авраам, твои потомки войдут в эту землю. Но не раньше.

** **

И тут Авраам мог бы спросить: а зачем моим потомкам входить в эту землю? Ведь когда-то наполнится и их вина? Значит, и они будут изгнаны и бесследно исчезнут.

Верно, – мог бы ответить ему Всевышний, – будут изгнаны. Совершат столько прегрешений, что Я их изгоню и рассею между народами. Но они не исчезнут. "Ибо твоя заслуга велика". Настолько велика, что из-за одной ее Я не уничтожу твоих потомков.

Значит, – продолжает спрашивать Авраам, – у них не будет самого страшного наказания – смерти как народа? – Да, не будет, – отвечает Всевышний. Потому что они станут вечным народом.

Вечным?! Как это можно? Ну не через пять столетий, так через две тысячи лет – все равно вины накопится достаточно, чтобы получить самое последнее наказание и исчезнуть.

Оказывается, нет. Вспомните, что нужно сделать, чтобы вина не накапливалась? Правильно, надо не совершать проступков. Надо быть изначально полным праведником – причем всему народу. Очень трудное решение, практически невыполнимое. Поэтому ищем другое. Думайте!! Верно, надо раскаяться в каждом проступке. Тоже отличный способ существования, но на уровне народа тоже вряд ли выполним. Поэтому дается третья попытка, последняя. Догадались? Правильно, надо понести наказание. Прямо на месте, не откладывая сроки воздаяния по заслугам в долгий ящик.

Вот на это евреи (в лице Авраама) и пошли.

** **

Мы не знаем, когда придет наказание за каждый проступок. Как не знаем, когда придет награда за каждое правильное наше деяние. Но человеческая природа устроена так, что нам хочется как можно дальше отодвинуть час наказания и как можно скорее приблизить миг награды. В принципе, это одно и то же: задержка в наказании – это и есть награда; любое запаздывание в получении награды – это один из видов наказания.

Студентам объявили, что все документы на надбавки к их повышенным стипендиям (за досрочно сданные зачеты) будут подписаны деканом не в этом месяце, а в следующем. За что? – взволнованно кричит студенческая масса, устраивая митинг протеста под окнами притихшего деканата. – Даешь сейчас!!

Вы работаете в химической лаборатории. Каждый сотрудник по очереди моет после рабочего дня реторты и колбы. Ваша очередь в четверг. Вдруг заведующий объявляет, что ничего с вами не случится – помоете на этот раз в среду. За что? – взываете вы к справедливости, апеллируя к общественному мнению, чтобы оно за вас заступилось. (Но мнение не заступается, а похватав шапки-ушанки быстро исчезает, оставив вас наедине с грязными ретортами и мрачными мыслями по поводу низости человеческой души.)

Так устроен человек. Если награда (или любая другая приятная вещь) – то сейчас. Если наказание (или любая другая неприятная вещь) – то когда-нибудь потом.

В результате имеем: награда исчерпывается сразу, она не накапливается; человек, схватив чек, торопится получить деньги (сразу не взял – потом не дадут). А наказание лежит до востребования. Никто за ним не спешит. Пока Хозяин мира однажды не скажет: хватит, Я долго ждал, вы не исправляетесь, пробил час расплаты.

И вот мы с вами догадались, как стать вечным народом. Сами догадались, без подсказки. Надо откладывать награду и спешить за наказанием! Тяжелое решение. Но только в таком случае можно гарантировать народу вечность (чтобы не накопилась вина "эморейца").

** **

Пришел Всевышний к народам мира и спросил: берете Тору? Спросили народы мира: а что в ней написано?[13] Заглянул Всевышний в Тору и сказал: написано – наказание на месте, а награда как можно позже. Согласны?

Как можно согласиться? Награда далека, максимально далека, насколько это вообще возможно: она даже не в этом мире, а в грядущем. Кто сказал, что она нас ждет? (Кто сказал, что чек не отменят?)

Никто не согласился. Зачем соглашаться, когда можно в удовольствие прожить и при обычном порядке дел. Какие-то безусловно положительные дела мы совершаем. За них положены выплаты. Пусть попутно нами совершаются и разные неприятные вещи, за которые впереди ждут большие неприятности, зато сейчас – награда прямо у кассы. Подходи, бери. Кайф!

** **

Но Всевышнему нужен вечный народ[14]. Зачем? Чтобы дать ему вечную Тору. Нельзя дать Тору тому, кто сам не вечен. Вернее, кому она не по силам. Выбирай, Авраам!

Заглянул Авраам в свою душу. Посмотрел в пророческом видении на своих потомков. Взвесил все их невзгоды, беды и трагедии (наказание-то на месте!) – и согласился.

На что согласился? Получить сына (читай – народ). Получить Эрец Исраэль. Получить Тору.

С тех пор у евреев такая история. Полная трагедий, когда в каждом поколении обрушиваются на нас наказания за все наши, даже малейшие, преступления. Не в жестокости Всевышнего дело, а в нас самих – это мы сами выбрали себе такую судьбу.

Что касается Всевышнего, то, наоборот, в этом проявляется Его безграничная к нам любовь: у Него для нас припасена самая большая награда – грядущий мир.

Пришел Всевышний к евреям (стоящим у горы Синай) и спросил: берете Тору? Евреи уже знали, о какой Торе их спрашивают. От праотцев знали – Авраама, Ицхака и Яакова. Могли бы и спросить: а что в ней написано? И услышали бы в ответ: наказание на месте, награда в неопределенном будущем. Но не спросили, потому что знали. И сказали: "Выполним и сделаем!" Это и было согласием.

А остальные народы не согласились.

** **

Мы начали с агады о том, как Всевышний предлагал народам мира Тору. Они ее не взяли, оставшись теми, кем были прежде. А евреи взяли – и стали евреями, потому что прежде их вообще не было в виде народа. Таково было условие: возьмете Тору – станете народом, не возьмете – не станете.

Но как народ может решать – стать ему народом или нет? Ведь в момент принятия решения он еще не народ? На это мы ответили так: принимал решение Авраам, первый еврей; он как бы отвечал за всех нас. Его потомки – после того как стали огромной, разросшейся в Египте семьей – издавна знали, что им предстоит получить Тору. Таково было условие их существования. И они ее получили, фактически ничего уже не выбирая – ибо выбрали заранее. Потому ничего и не спрашивали, а сразу объявили: будем соблюдать и учить!

** **

Сюжет агады, с которой мы начали, был развит дальше во времена нашего учителя Моше. Об этом см. статью "Почему Моше побежал от змеи, в которую превратился его посох?".

** **

Закончим тоже агадой. Несколько на другую тему. Но есть в ней один элемент, одна фраза, нужная нам. Многие знают эту агаду, она, можно сказать, входит в "золотой фонд" еврейских сказаний. Вот ее текст, приведенный в талмудическом трактате Брахот.

** **

Издало (Римское) царство указ, запрещающий евреям заниматься Торой.

Пришел Папос бен Йеуда к раби Акиве, который собирал множество народу и учил их Торе, и сказал ему: "Акива, неужели ты не боишься (римских) властителей?"

Ответил ему: "И это (говоришь) ты, Папос, которого называют мудрецом? Расскажу тебе притчу про одного лиса, гулявшего по берегу реки и увидевшего, что рыбы в воде мечутся из стороны в сторону. Спросил их: от чего вы спасаетесь? Те ответили: от сетей, что раскинули на нас люди. Сказал им: тогда вылезайте на сушу, и будем жить вместе – я и вы, подобно тому как жили когда-то наши предки – мои и ваши. Те сказали: и это (говоришь) ты, кого называют мудрым из зверей? Уж если нам угрожают в среде, где мы живем, то что будет с нами в том месте, где мы умираем!.. Так и мы: если нам угрожают, когда мы заняты Торой, о которой сказано, что она – наша жизнь, – то что будет с нами, если мы ее оставим!"

** **

Дальше идет известный рассказ о казни раби Акивы, на которой в присутствии своих учеников, он, несмотря на тяжкие страдания, читал свою последнюю молитву Шма-Исраэль.

Но посмотрите на слова, сказанные хитрым лисом: рыбы, выходите на сушу, будем жить вместе, как когда-то жили наши предки – мои и ваши.

Скажите, когда предки рыб и лисиц жили вместе? Никогда![15] Тогда какой мудростью руководствовался мудрейшей среди зверей, когда такими словами "соблазнял" рыб вылезти наружу? На эти слова мало кто обращает внимания, а ведь они очень важны для понимания нашего места в "дружной семье народов".

Нам говорят: довольно держаться за свою Тору, выходите к нам, будем жить вместе, как когда-то жили предки – ваши и наши.

Если бы в прошлом мы жили среди тех 70 народов, которые никакой Торы не знали, то мы могли бы вернуться к ним. Но мы среди них – как народ – никогда не жили. Никогда! Нам некуда возвращаться. Для нас "вернуться к ним" в состояние "без Торы" – значит, перестать жить. Как рыбам на суше.

** **

Получение Торы было условием возникновения нашего народа. Мы не можем ее оставить, мы не можем снять с себя обязательства по ее выполнению.

Не так другие народы, которые возникли совсем иначе. Им можно предложить Тору, и они всегда от нее откажутся (на уровне народов[16]).

Строго говоря, евреям можно не предлагать Тору (не предлагают же глазам смотреть, а голове думать). Евреи, извините за выражение, для Торы и "созданы".


 

[1] Недостаток с точки зрения нашей агады: раз Тору не получили, значит что-то им помешало.

[2] Математик сказал бы, что те 70 первичных этносов образовывали 70-мерное пространство, являясь независимыми координатами (ортами), каждый из которых перпендикулярен все остальным; т.е. все их взаимные проекции являли собой нулевое множество. А новые народы позднейших времен – это не больше не меньше, как новые точки в том 70-мерном пространстве с ненулевыми значениями проекций на каждую из координат.

[3] А значит, имеют набор "свойств", взятый у тех первоначальных народов.

[4] Наша статья когда-то существовала в виде лекции. Так вот, в этом месте лекции кто-то из зала однажды воскликнул: "Да что вы носитесь со своей Письменной Торой, как с писаной торбой? Не нужна она им!" – Верно, не нужна. Об этом и разговор: сейчас не нужна, – а когда они предстанут перед Небесным судом и увидят, чего себя лишили, какой жизнью жили (не обязательно, кстати, плохой и неправильной), как сразу же обратятся с вопросом: если все оказалось именно так, то почему нам Тора не предлагалась? Разве это честно?

[5] Сами понятия "наказание" и "награда" относятся скорее к нашей способности давать оценки явлениям психологического ряда. Ибо, строго говоря, различить в каждом явлении наказание и награду трудно. То, что сегодня нам кажется наказанием, завтра мы же сами сочтем наградой. И наоборот. Говорить надо не о наказании и награде, а о последствиях наших поступков. Всевышний нас не наказывает. Он дает нам то, что мы заслужили своими делами. Что касается каждого отдельного явления, которым мир "отвечает" на наши действия (это и есть следствие нашего поступка), то в нем всегда присутствуют все три элемента: и награда, и наказание, и испытание.

[6] Вторым после Шема был Яфет, родоначальник тех, кого ныне зовут индо-европейцами.

[7] Хотя иногда реакция может проявиться с опозданием, как в некоторых химических процессах. Но начнется она все равно сразу же.

[8] Все, конечно, намного сложнее, но мы специально упрощаем картину, чтобы выяснить самые главные принципы устройства нашего мира.

[9] Нам говорят: вот какой у вас, евреев, жестокий Б?г, Он ничего не прощает и обо всем ревниво помнит. На это отвечаем: во-первых, у всех один Б?г, Он не только у нас, у евреев; во-вторых, Он прощает, сейчас мы об этом поговорим; в-третьих, представление о том, что "Боженька" якобы настолько добр, что прощает всех без разбору, в корне неверно и идет от глубокого невежества по этому вопросу (в чем, кстати, повинно также и христианство). Простить преступника, душа которого предстала перед Небесным судом, – значит, поступить несправедливо по отношению ко всем его жертвам.

[10] По-русски говорят – раскаяние, на святом языке – тшува, возвращение. Имеется в виду возвращение к тому состоянию, в котором пребывал мир до совершения проступка, в котором человек раскаивается. Заметьте, и человек возвращается, и весь мир – что видно из текста лекции... Сама тема тшувы очень важна. Ее надо учить отдельно и подробно. В ней – суть иудаизма.

[11] Очень трудное место. Потому что иногда задают вопрос: откуда этот "плюс" берется, за счет чего? "На пальцах" не объяснишь. Но можно сослаться на слова Йосефа, царя в Египте, заявившего своим братьям, которые когда-то его продали проходившим купцам: "Вы задумали тогда совершить плохое дело, но Всевышний перевернул его к добру, превратив в благодеяние, поэтому я на вас не в обиде". Творец мира любой наш поступок использует для утверждения добра. И если мы по-настоящему раскаиваемся в недобром деле, а оно рано или поздно все равно обернется добром, то и считается, что мы как бы помогали Творцу. За что и получим награду… Еще раз извините за схематичность объяснения.

[12] Впрочем, перевернуть "счет" в свою пользу неимоверно трудно. Если вообще возможно…

[13] В момент этого вопроса они Тору и потеряли. Посудите сами, людям предлагают Истину, а они спрашивают: что в ней? Т.е. если понравится – возьмем, не понравится – на кой она нам. Так Истину не выбирают. Так от нее отказываются. Примеров сколько угодно. Фараон вызвал Йосефа и попросил разгадать ему сон про толстых и тощих коров. Причем заявил так: если разгадка мне подходит, то разгадывай, в противном случае не хочу ее слышать. Или еще пример, из истории одного евро-азиатского народа. Выбирал монарх религию, пригласил раввина, попа и муллу. Сказали ему раввин и мулла: наши веры запрещают пьянство. Ответил монарх: тогда не нужны моему народу ваши веры, ибо для нас питье и есть веселье...

[14] Или, если хотите, вечный отряд. Потому что стать евреем может практически любой человек. Надо только согласиться на приведенные условия. Надо только индивидуально принять Тору и соединить свою судьбу с судьбой потомков Авраама. Правда, это необычайно трудно.

[15] Если, правда, не брать в расчет известную теорию об эволюционном развитии животного мира на земле.

[16] Но на индивидуальном уровне – не так. Ибо Тору может получить каждый. Для этого нужно принять три названных выше условия. Короче говоря, ни один народ не может стать народом-праведником, однако любому человеку из любого народа это по силам.