Третий сюжет

Чуть ниже – экран, а на нем кино. Третий сюжет первого выпуска "Шалом". Называется "Сукот в Иерусалиме".
Мы давно не в Иерусалиме, но текст в архиве остался, а кино – на YouTube.
Говорить о Сукот после Сукот не вполне корректно, но тут же чистая история!
Содержание текста: одно слово про терпимость; три слова про детей в кадре; "сукка по-курдски".


** **
Сюжет снимался ровно 15 лет назад. Понятно, что рассказ о подготовке к празднику (а именно о нем идет речь в ролике) – не то же самое, что показать сам праздник. А что было делать, если в праздник снимать нельзя?


Помню, когда я был совсем юным, а значит далеко не максимально терпимым к людям, вошла к нам в синагогу на улице Архипова ("на горке") делегация англо-галдящих туристов. Дело было в разгаре какого-то праздника Торы. Туристы, как водится, стали щелкать фотоаппаратами – на тему: "молитва в советской синагоге в эпоху тотального гонения на религии". И все местные евреи смолчали. Один я, герой, не смолчал! И сегодня за ту невоздержанность мне жутко стыдно.((

 


** **
Судить ленту предлагаю не очень критично – ибо она из нашего самого первого выпуска. Впрочем, что взять с "авторского кино"? (Под такой рубрикой мы обитали в телевизионной сетке. И из-за этого прозвища не попали в номинанты Тэфи.)
Меня самого больше всего расстраивает перепад звука между "стэнд-апом" и студийной записью. Слабое оправдание: работали без звукооператора. При тогдашнем-то бюджете…


**

** **
Сегодня 2014 год, а текст писался в 2010. И когда он писался, шла закачка ролика на youTube – и вокруг по всему району уже молотки стучали (только что закончился Йом-Кипур). Люди начали готовиться к Сукот.
"Мои дети тоже поднимают из махсана (в нашем случае это комната-склад в подвале) всякие стенки-палки. Кстати, стенки те же самые, что в кадре.
Я им говорю (детям): "Только что посмотрел ту ленту про Сукот".
Они мне: "Это в которой Шайка сидит от тебя слева? Он там – вылитая копия Йосефа".
"Разве Йосеф похож на Шайку?" – спрашиваю.
"Нет, – отвечают, – ни капельки не похож".
Расшифровка: Шайка – это уменьшительное от Йешаяу, наш старший мальчик (1982), он давно живет отдельно. В русской метрике записан как Исай (ой, та еще история!), или по-простому Изик. В честь моего отца. Я, если что, – Исаевич. А вот Йосеф (1995) получил свое имя от деда по матери.
Любопытно получается: старший брат – вылитая копия младшего, а младший нисколько на старшего не похож. Вы такое встречали? В Израиле сплошь и рядом.
Извините, что я о своей семье больше, чем о всенародном празднике. Я же предупредил – авторское кино.))
** **
Два слова о сукке, которая появляется в кадре. Никак мы с женой не можем заставить себя перейти на израильский стандарт, когда стенки сукки изнутри занавешивают белыми простынями. Брр.
Второй момент: помню, пошли мы тогда с девочками покупать украшения – и скупили полмагазина. Потом, кто к нам ни зайдет (есть тут такой обычай – послать детей похвалить соседскую сукку), говорили в один голос: "Уау, какая красивая курдская сукка!"
Так что, если чё – мы курдим. (Произносится на мелодию – "мы пскопские".)
Объяснение шутки: у выходцев из Курдистана все, что блестит, годится для украшения сукки.
Наверное, в реинкарнациях мы всей семьей были курдскими евреями, не иначе".

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus