Писатели нашей семьи + Цфат

На днях речь шла об анизотропности т.с. еврейского пространства. Но то была прелюдия к показу ролика про Цфат. (Лента 2, сюжет 2.)

Позвольте еще пару слов – чтобы картинка экрана не вылезла в ленту, если вы понимаете, о чем я.

Говорить о сюжете или съемках не буду, сами смотрите, если есть желание. Там, по-моему, все понятно. Но два слова о моей семье.

С первого кадра сюжета и дальше на экране моя дочь[1]. Сюжет снимался сразу за сюжетом о Цфате, на

следующий день. Девочка, помню, была крайне усталой. Сейчас посмотрела эту ленту и говорит: неужели это я?[2]

 

 

Не знаю, может, эти съемки стали причиной того, что Мина (так зовут дочь) заинтересовалась актерством, я не шучу. Вдруг записалась в группу девочек, которые со временем устроили настоящий театральный кружок (как бы настоящий). Готовили скетчи, короткие спектакли, ездили по школам с представлениями. На те представления приходила масса женского народу. Существуют несколько записанных дисков, я не видел, но так говорят.

О, вот еще вспомнил. В том же "драмкружке" была еще одна девочка – в группе постарше, и тоже из "русской" семьи, так вот, она весьма и весьма продвинулась в этой области[3].

Очень скоро та энергичная девочка сама стала снимать собственные ленты. Готовила сценарии, набирала "актрис" из своих подруг, "ставила" им роли[4].

К чему я все это пишу. Однажды увидела фильмы этой девочки одна женщина (не из "русских") – и так ей понравилась актриса главной роли, она же режиссер-постановщик, так ее очаровала, что женщина захотела с ней встретиться. И встретилась. В результате, сыграли свадьбу между сыном той женщины и нашей "актрисой", которая теперь жена известного меламеда, учителя в хейдере, мама нескольких детей, чтоб они были здоровы.

Но вот ведь насколько узок наш мир. Этот самый меламед, муж "актрисы", о которой я рассказываю, в свое время учился в одном хейдере с нашим старшим сыном. (Не запутанную историю я рассказываю?) А дом у них стоял напротив ешивы "Швут-Ами", в которой я учился первые восемь лет своей жизни в Израиле. Помню, несколько раз я заходил к ним домой на чай, будучи приглашенным посреди учебного дня в качестве папы лучшего друга их сына Моти. А теперь вот, Мотя известный меламед. Он уже, а я все еще.

Что касается нашей дочери Мины, то драматическое искусство она оставила из-за бесперспективности в силу некоторых причин. И увлеклась литературой – не в качестве читателя, эта болезнь у нее никогда не проходила, а в качестве писателя. Пишет прозу и стихи, сочиняет спичи, эссе и пр. В общем, пошла по стопам не скажу кого.

4. Есть в нашей семье еще несколько "писателей".

Самый старший сын пишет по-русски, что-то даже издал в бумажном виде в России (кажется, в Питере).

Второй старший (!) сын пишет исключительно на иврите. Известный местный блогер. Штатный корреспондент какой-то массовой газеты[5].

Старшая дочь в свое время брала призы на конкурсах детской прозы. На грамоте написано – "за глубокий и богатый иврит". Теперь не пишет. Работает, смотрит за тремя детьми[6].

Остальные дети пошли в маму – всего лишь запойные читатели.

 

** **

Вот что вспомнилось мне недавно после просмотра Второго сюжета Второй передачи "Шалом", снятой тысячу лет назад на берегах Кинерета знаменитым российским режиссером, моим старинным московским другом, евреем Сашей Искиным.

А тебе, Саша, привет из Иерусалима и пожелание здоровья!))

 

________________


[1] По поводу первого кадра. Не помню, что заставило меня начать фразой – "Мы иерусалимцы". Т.е. могу догадаться, но получилось невыразительно и не к месту. Недаром, наша передача шла на телевидении в разряде "авторского кино". По-моему, это такая извинительная "отмазка" для дилетантов. Мол, что с них взять. В свое оправдание могу сказать, что на монтаж к нам приходили смотреть ленту и вполне профессиональные люди. Впрочем, расхаживающего в кадре диктора никто ни разу не похвалил. А вот вопросов "за Тору" задавали часто и много.

[2] А по-моему, очаровательна, нет? Бли-айин-ара.

[3] Откуда знаю? Просто "по факту": ее мама – лучшая подруга моей жены.))

[4] Впрочем, я ее лент не видел, мужчинам, знаете ли, на женщин запрещено смотреть – как в кино, так и на фото.

[5] Сейчас занимается израильским кино и пр. вещами того же видеоряда.))

[6] В момент сочинения этого текста было три. Ох, и давно ж это было.

Например, есть и Мины сын, наш внук. Зовут Муля. "Муля, не нервируй меня" – помните? Так вот, наш Муля никого не нервирует.