Витражи

<Содержание: Иерусалимский медицинский центр "Адаса Эн-Керен" – витражи Шагала – 12 колен – заповедь навестить больного>
В принципе, мы не собирались снимать внутри знаменитого на весь мир медицинского центра. Нашей целью были именно витражи Марка Шагала.
Но оказалось, что провести съемки внутри синагоги, которая расположена в отдельном низком здании, стоящем посреди высокого медицинского комплекса, очень непросто. Точнее, такое разрешение никому не дают.
Так нам печально поведал распорядитель синагоги.
Точнее сказать, туда ничего не стоит пройти – ибо это настоящая синагога, в ней молятся врачи, ходячие больные, посетители больницы и все, кто в ней работает. Но вот снимать – это, извините, господа телевизионщики (так сказал нам распорядитель), строго запрещено.
На вопрос "почему запрещено" ответов, как известно, не бывает[1]. Мы и не спрашивали. Только задумчиво сказали: "Жаль такую красоту и не снять". А сами задрали головы к потолку, разглядывая огромные красочные витражи, расположенные по всему периметру зала.
Яркий солнечный свет бил сквозь витражи, прорываясь снаружи внутрь, краски играли и переливались. А нам нельзя было даже расчехлить свой бета-кам.
Потом ввалилась экскурсия с экскурсоводом. Люди зашелестели фотоаппаратами. (То была эпоха настоящих аппаратов, так называемых "мыльниц", а не сотовых игрушек, поэтому щелчки съемок были хорошо слышны в большом гулком помещении.)
Ну вот, вздохнули мы, фотографировать можно, а кино снимать нет. И тут служитель "прокололся":
– Я тут работаю много лет, – сказал он. – И за все время тут снимала только группа с ВВС.
Тут мы воспрянули духом: а чем мы хуже ВВС? Сколько стоит? Платить через кассу или он кэшом возьмет? Мы с русской телевизии!
Служитель смутился. Денег он не берет. Но если с русской, то давайте, ребята, быстро[2], и чтобы экскурсиям не мешать, проводов по всему залу не разбрасывать, свои софиты убрать, ибо нельзя строжайше, и чтобы через пять минут все было закончено, а то сейчас его сменять придут и скандалу не оберешься.
Так мы вторыми во всей вселенной после команды с ВВС получили разрешение на съемки в синагоге, украшенной витражами великого Марка Шагала.

 


Все, что нужно сказать об этих витражах, я говорю в кадре и за кадром. Добавлю, что надо было уложиться буквально в пару минут, чтобы сообщить важные вещи. А именно: что это за 12 колен Израиля, откуда взялись-пошли и что за всем этим стоит. И еще надо было как-то упомянуть главную идею каждого колена, взятую Шагалом за основу его изображения.
Впрочем, тут было легко: как известно, наш праотец Яаков дал сыновьям перед своей смертью благословения, – все они приведены в Торе. Образы этих благословений и легли основным мотивом визуального ряда.
Сейчас только замечу, что каждое колено действительно являлось носителем какой-то своей уникальной идеи, своего характера и предназначения. Так, что все 12 дополняли друг друга до одного общенационального, чисто еврейского портрета.
Это как орты в многомерном пространстве, независимые направления, каждое из которых не имеет никакого подобия в любом другом направлении; они все взаимно перпендикулярны, даже частично (на уровне проекций, если вы меня понимаете) не сводимы ни к одному другому.
Всем эти колена разнились – темпераментом и кухней, танцами и способами установки шатра, методом изучения Торы и речевыми приемчиками, тягой к тем или иным профессиям и своими очень обостренными понятиеми о красоте, времени и чести. (А не как все думают – что они отличались только флагом да гербом, камнем да родовым растением, своим часом в сутках да месяцем в храмовой службе, откуда есть-пить пошла астрология.) И нельзя сказать, что в совокупности 12 колен являли мини-человечество. Нет, они, объединяясь, представляли собой обобщенный тип именно Еврея. – И все это воплотил в красках и игре света Шагал.
Там можно стоять часами. Я не пробовал, нам часами стоять не дали. Но уверен, что спокойно и не устав пробыл бы там долго.
Присел бы где-нибудь в стороне – и представлял бы себе: вот, я сейчас – колено Гада, что во мне начинает появляться? А сейчас – я тихий Биньямин; интересно, как изменилась моя походка? А вот я Ашер, давай-ка спою, как Ашер, – и начинаю напевать неизвестный мне мотив – гортанный, если так можно сказать про музыку, чуть тревожный и печальный. Ой, кажется, я начинаю оплакивать свою мать Рахель, которую так и не увидел при жизни…

________________
[1] Арье Левин, в недавнем главный раввин Грузии, рассказывал, что он видел надпись при въезде на тбилисскую автозаправку: "Бензина совсем нет". На вопрос: "Что означает совсем?" – работник заправки сказал: приезжают люди, спрашивают: "Бензин есть?" Отвечаю: "Нет". Они говорят: "Совсем нет?" Отвечаю: "Совсем нет". Надоело разговаривать, вот и написал: "Совсем нет".

[2] Это было давно, тогда некоторые страны еще уважали. Что теперь случилось, не пойму.

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus