Музыка

Корни настоящей еврейской музыки находятся в храмовых песнопениях. И канторское пение, и хасидские напевы отличаются многообразием и богатством форм.

Нас спрашивают: Кроме хасидских песен и ресторанного репертуара «Семь-сорок» и «Купите бубличкес», есть ли у евреев своя музыкальная культура?

 

Вопрос задан в несколько резкой форме, потому что даже так называемый «ресторанный репертуар» происходит из глубин народной музыкальной культуры, которая поражает богатством форм.

Вы заметили, что многие молитвы в синагоге поются? Еврейская традиция ПЕТЬ молитвы восходит к эпохе Храма, в котором специальный хор левитов ИСПОЛНЯЛ псалмы Давида. Об этой «музыкальной» обязанности потомков Леви говорит Тора. Что касается Давида, то Танах рассказывает, что его знакомству с царем Шаулем способствовало его удивительное умение играть на музыкальных инструментах.

О синагогальном пении (хазануте) мы уже писали. Это высокая культура, которую специалисты сравнивают с оперным искусством европейских народов. Хазанут отличается от итальянской оперы только двумя моментами — тем, что он возник на много веков раньше, и более сложной вокализацией, требующей от хазана мастерского владения особыми подвижными голосовыми средствами.

Хасидские напевы тоже возникли не на пустом месте. В среде восточноевропейского еврейства эти «нигуны» складывались сотни лет.

Евреи всегда были музыкальным народом. Во всех своих блужданиях они пели — иногда грустно, иногда весело, — но пели! — выражая через музыку свою непоколебимую веру в избавление: «Мит симха, иделе, мит симха ломир Гот динен».

Еврейскую народную музыку использовали в своем творчестве Мендельсон, Бизе, Шуман, Равель, Антон Рубинштейн, Густав Малер.

Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

blog comments powered by Disqus