Последние годы жизни Яакова

 

Буквально несколько слов о тексте Торы про последние годы жизни нашего праотца Яакова – уже в Египте.

1. В прошлом недельном разделе «Вайигаш» было написано, что Яаков пожаловался фараону на свою жизнь (Берешит 47:9): «Малочисленны и злополучны были дни моей жизни». Никому раньше ни на что не жаловался, а тут вдруг «пустил слезу» – да еще перед кем, перед фараоном! Возникает вопрос – почему?

Ответ дан в том вопросе, с которым фараон обратился к Яакову, как только того увидел.

А увидел он согбенного старца, который, очевидно, перенес множество жизненных невзгод, у которого было много страданий, даже трагедий, короче говоря, всего тех событий, что рано старят людей и делают их похожими на немощных инвалидов.

Но почему фараона это удивило? Люди бываю разные, судьбы у некоторых складываются трудно и даже болезненно.

Тем не менее, он удивился. И природа его удивления заключается в том, что он ожидал увидеть в Яакове, отце своего фаворита и любимца, отнюдь не слабого старика. А прекрасно сохранившегося, крепкого телом и духом человека, уверенного в себе и своей семье.

Фараон знал, что с евреями приходит браха, благословение. Потому и дал в свое время царствование Йосефу, ибо по сну понял, что тот приносит браху. Так и произошло: как только воцарился Йосеф, Египет был спасен от страшного голода. Теперь надо было заполучить всю семью. Только поэтому фараон пригласил Яакова и сыновей в страну.

То же самое произошло с Лаваном. Как только Лаван расстался с Яаковым, от него ушли удача и счастье, все развалилось.

А еще раньше так случилось с Лотом: как только тот расстался с Авраамом, своим дядей, – жизнь, считай, пошла под откос.

Так случилось с Авимэлехом: Ицхаку пришлось уйти от завистников-филистимлян. Но царь его догнал и постарался заключить договор о дружбе и ненападении. Ибо знал: кто в дружбе с евреями – того поддерживает само небо.

Теперь приходит в Египет Яаков со своими сыновьями. Фараон спешит получить у него браху – и что он видит? Он видит перед собой слабого не по годам человека, который прогнулся под множеством жизненных невзгод.

На языке мидраша это звучит так. Вошел Яаков и благословил фараона. Но увидел египетский царь, что отец Йосефа выглядит страшно. Подумал: а почему сам себе не сказал браху; может, она не действует? Спросил: «Сколько дней твоей жизни?»

Тот ответил: не смотри на меня: для нас браха работает по-другому, а именно: всем людям – в этой жизни, евреям – в следующей. И снова его благословил…

Это важный момент. Еврей – это и есть благословение. Кому? Всем, кто его привечает. Но не себе!

То же самое с силой: еврейская сила – для защиты других, а не себя. А ведь сила это и есть благословение.

2. В недельном разделе «Вайихи» написано (см. Берешит47:31), что Яаков заклял Йосефа похоронить его в фамильном склепе Махпела. А потом приказал (цива) сыновьям то же самое (см. там же 49:50).

Зачем приказал, если достаточно было сказать Йосефу?

Ответ: одной клятвы было достаточно, но приказал, чтобы они тоже участвовали в похоронах. Зачем, чтобы участвовали? Чтобы попросились у фараона, а тот отпустил их только под обещание вернуться. Ибо, уйдя на похороны, могли не вернуться (ведь теперь нет голода в их родной Стране). Зачем надо было вернуться? Чтобы через рабство вышли из Египта и получили Тору.

Примечание. Здесь встречаются две темы: приказ (мицва) и клятва (долг). Мицву можно не выполнить (если есть другая мицва). Долг не выполнить нельзя.

Пример. Есть заповедь принести жертву в Храм вместо умершего родителя, который ту жертву выделил, но не успел принести. Так вот, закон говорит: если отец оставил наследникам землю – это их долг. Если не оставил – это мицва. Какая? – Почитание родителей (кибуд ав ваэм).

Add a comment

Вступление в тему

 

Уже опубликовано несколько эссе из цикла "Трудные места Торы" (см. "Сара у фараона", "Сара у Авимелеха" и "Резня в Шхеме"), но все было недосуг отредактировать старое мое вступление в тему. А ведь оно было написано еще в "Эш Атора" – как пособие для студентов. Думаю, здесь оно не будет лишним.

 По поводу "Трудных мест в Торе"

 С явлением, о котором мы сейчас скажем, знаком любой лектор Торы. Свидетельствует оно, в первую очередь, о высоком моральном уровне современной аудитории, что не может не радовать. А во вторую очередь, оно свидетельствует о слабом знакомстве той же аудитории с идеями иудаизма. В чем это явление заключается? Кто-то из слушателей – как правило, читавший Хумаш (Пятикнижие) в переводе на русский язык – встает и заявляет, что его смущают некоторые эпизоды жизни наших праотцев. Дескать, из прямого прочтения текста перед нами встает картина не совсем высоконравственного поведения персонажей Торы. Главным образом, их "уличают" в обмане. Встречаются и другие нарушения, как то: жестокость (Шимон и Леви против жителей Шхема), безнравственность (Йеуда и Тамар), корыстолюбие (финал эпизода про Авраама и фараона) и пр. Но все же больше всего людей задевает та легкость, с какой патриархи еврейского народа якобы шли на сокрытие правды, дезинформацию и ложь. Людей расстраивает именно неправда.

Случается, что упреки высказываются в самой непримиримой форме: "Объясните мне эту сцену – и я согласен соблюдать Тору, а без этого – ни за что!" Подобного рода фразы свидетельствуют о самообмане слушателя, потому что и после объяснения, когда все неприятные вопросы будут сняты, он вряд ли сразу побежит надевать тфилин. Но не следует бояться подобных вопросов. Просто надо знать, что и каким образом на них отвечать, чтобы успокоить совесть читателя Торы.

Прежде чем приступить к разбору предлагаемого материала, сделаем ряд необходимых замечаний.

1. Тора прекрасно осведомлена о том, что во многих ее эпизодах люди, которых она сама называет праведниками, ведут себя – так скажем – не совсем понятным образом. Не следует смотреть на святой текст, как на равнодушный документ, констатирующий факты еврейской истории. Но и не имеет смысла смотреть на него, как на запись нескольких редактур, каждая из которых не знает, что творит другая. В Торе много видимых противоречий на самых разных уровнях – и таких, что ясны неискушенному читателю, и таких, что открываются только перед вдумчивым ученым, знатоком Торы. Собственно говоря, на принципе снятия противоречий текста Торы во многом построены рассуждения Талмуда.

Тора знакома со своими противоречиями. Она их приводит осознанно. Чтобы мы остановились в этих местах и стали искать объяснение. Так обстоит дело со многими законами и положениями. Так обстоит дело с некоторыми сценами из ее повествовательной части.

С одной стороны, сказано, что наши праотцы – праведники. А с другой, их поведение приводит читателя в недоумение. Значит, надо обратиться к анализу текста, а в некоторых случаях открыть записи Устной Торы (Талмуд, Мидраш, комментарии мудрецов). Тогда противоречия и недоуменные вопросы будут сняты, а мы заодно получим новую и подчас очень важную информацию.

2. Примеры, которыми мы сегодня заняты, касаются лжи. Само это качество Торой классифицируется как недопустимое среди остальных человеческих качеств. Ложь, безусловно, порицается. Поэтому невозможно, чтобы, порицая ложь и неправду, Тора одновременно рассказывала нам, как те же качества проявлялись людьми, которые положили начало двенадцати еврейским коленам, давшим миру мораль и этику. Тора, а за ней стоит Сам Всевышний, не относится снисходительно ни к Аврааму с Ицхаком и Яаковом, ни к сыновьям последнего, поскольку их именам предстояло быть написанными на камнях, помещаемых на одежду первосвященника Храма. При помощи этих камней с людьми говорил Всевышний. Имена лгунов не могли участвовать в процессе передачи пророчества. Отсюда мы получаем добавочное обоснование необходимости найти удовлетворительные объяснения некоторым случаям из истории первых поколений еврейского народа.

3. Таких объяснений из Устной Торы мы могли бы привести много. Некоторые из них сложны, другие требуют специальных знаний определенных положений иудаизма. Есть и такие, что представляют собой как бы самостоятельный рассказ-агаду, причем эта агада не совсем согласована с другими, аналогичными рассказами, полученными поколениями ученых от своих учителей.

Мы будем выбирать только что-то одно, не претендуя на полноту и законченность общей картины. Устная Тора – безбрежна как море, вычерпать ее всю не в силах человека. Удовлетворимся хотя бы малой ее частью.

4. Некоторые наши мудрецы обращают внимание на одно очень тонкое, но важное обстоятельство. Воспитанный в иудаизме человек знает и принимает как аксиому, что наши праотцы – полные праведники. Поэтому, открывая Тору, он не просто смотрит на те факты, что свидетельствуют об их нехорошем поведении, а хочет рассмотреть за этими фактами доказательство праведности праотцев.

Мы с вами воспитывались в несколько иной среде. Нам такой подход кажется не вполне обоснованным и плодотворным. Но это принципиальный момент. Говоря сегодняшним языком, Тора берет на себя задачу, обратную той, что выполняется современной нам литературой. Беллетристы предлагают обнаружить позитивные и оправдывающие качества в довольно-таки неприглядных героях; они их как бы реабилитируют, делают симпатичными нам, оправдывают. Это неплохая задача – дать нам увидеть и в негодяе человека.

Но перед Торой стоит совсем другая задача, и ее цель более важна: в действиях праведника, которые кажутся нам сомнительными, нам предлагается найти поведение именно праведника, а в поступках злодеев, которые (я про поступки) кажутся нам вполне приемлемыми, предлагается найти поведение именно злодея. Найти хорошее в праведнике и плохое в злодее! Почему? Потому что в героях Торы представлены архетипы добра и зла. Они именно – черно-белые, без оттенков и полутонов. То, чего нельзя обнаружить в литературе. Литературе такое описание противопоказано. Как "противопоказан" Торе прием литературы. У них разные цели! Например, Эсав – это архетип зла. Он, что называется, по определению плох. Поэтому, когда Эсав обнимает Яакова при встрече, мы задаем вопрос: какое новое злодейство Эсава за этим скрывается? Подумайте над этим, поразмышляйте.

5. Теперь о приемах преподавания указанной темы. Желательным случаем можно считать такой, когда в результате наших объяснений, слушатель восклицает: что ж мне раньше не говорили? ведь все так просто!

Еще лучше таким образом рассказывать о ситуациях, предлагаемых Торой, чтобы слушатели в конце каждого отрывка сами находили ответ на вопросы, которые стояли перед нашими праотцами. Например, идеальной была бы картина, когда, начав говорить, скажем, о Шхеме, жители которого были вырезаны Шимоном и Леви, лектор сначала обрисовывает общую ситуацию, потом ставит проблему со всеми ее привходящими факторами, готовит слушателей к финалу, "приближая" их максимально к персонажам истории (мысленно, конечно), а потом предлагает им самим найти решение. Если ближе к концу лекции зал потребует казни шхемцев, надо остудить пыл аудитории, сказав, что именно так и поступили Шимон и Леви, но остальные братья и в первую очередь отец осудили их горячность. Что надо было сделать братьям вместо резни? – вот в чем вопрос...

Но будем работать по мере своих сил, зная, что идеальный урок на самом деле далек от действительности.

И еще два слова о специфике всех рассказов о наших праотцах. Есть такое важное правило в Торе: деяния отцов – знак для потомков. Это в первую очередь касается патриархов еврейского народа. Они знали, под знаком какой огромной ответственности живут. Они не вели жизнь частных людей. За каждым их поступком скрывалось будущее их потомков. Там, где побеждали они, побеждали и их потомки; там, где они падали, трагедия поджидала и будущие поколения евреев.

Совсем не очевидно, что мы полностью повторяем все их деяния – с успехами и неудачами. Но они как бы готовят нам эти успехи и неудачи. Мы предрасположены повторить их. Каждое их дело – как выбоина на дороге, сделанная путником, что едет перед нами – ждет нас. Мы можем не попасть в эту яму, но она уже готова и лежит на самом нашем пути. То же самое с успехами и победами. Потому мы и изучаем их поступки –  чтобы знать, что делать, как себя вести, что нас ждет.

И эта ответственность наших праотцев перед нами во многом накладывала отпечаток на их деяния.

Мы не несем такую тяжесть на своих плечах. Но и сказать, что наши поступки сказываются только на нас самих, – тоже неверно. Каждый из нас влияет своим мыслями, словами и действиями на весь мир. В степени, может, не такой, как в случае с нашими предками. Но и она достаточно велика. И с этим фактом надо считаться. Add a comment

Комментарии: